35. Выбор слова, устойчивого сочетания

Орфограммка. Пиши по-русски грамотно!
Проверь свой текст на ошибки и опечатки сейчас

§139. Общие принципы выбора слова

1.      Важнейшим условием нормативности речи является правильный выбор слов. Выбор слова зависит прежде всего от его значения, поскольку в значении отражена связь между обозначаемым (действительность) и обозначающим (слово). Знание значения слова – необходимое условие его правильного употребления. Например, слова зритель, посетитель, слушатель совпадают в значениипублика, но различаются целью, ради которой публика собирается: зритель – на зрелищные представления; посетитель – на выставку и в общественные места (библиотека); слушатель – на концерт, лекцию.

Примечание. Значения слов даются в толковых словарях. Для различения слов и их значений используются также словари синонимов, омонимов, антонимов, паронимов (см. приложение в конце книги).

2.      Важным фактором, регулирующим употребление слова (у многозначных слов – его конкретного значения), является его стилистическая соотнесенность – указание на коммуникативную ситуацию, к которой прикреплено употребление слова:

1)      большая часть лексики лишена стилистической окраски, эти слова можно употребить в любой ситуации, но не они определяют характер самой ситуации. Такие слова называют нейтральными, например: день, ночь, голос, дорога, книга; начать, иметь, читать; красный, большой, веселый; семь, двадцать; медленно, правильно; я, ты, они; а, и, чтобы; не, бы; к, в, из-под и мн. др.

Но есть и иные слова. Несмотря на то, что их в языке и конкретном тексте всегда значительно меньше, чем нейтральных, именно они определяют характер коммуникативной ситуации –соотнесенности ее с тем или иным функциональным стилем;

2)      с подчеркнуто официальным характером отношений субъекта речи (говорящего, автора) и адресата и значимостью высказывания связаны книжные слова, например: возложить (ср. с нейтральнымположить), интерпретация (ср. с нейтральным объяснение, раскрытие смысла), кардинальный (ср. с нейтральным основной, главный). Среди этих слов выделяются термины – слова, прикрепленные к официальному общению специалистов в какой-либо области знания, например: мутация (биология), консолидация (финансы), дифракция (физика), возгонка (химия), парадигма (лингвистика);

3)      с подчеркнуто неофициальным характером отношений между субъектом речи и адресатом связаны разговорные, разговорно-просторечные и просторечные слова, например: пятак (ср. с нейтральным пять копеек), глазастый (ср. с нейтральным зоркий), огрызаться (ср. с нейтральным дерзить в ответ), напряженка (ср. с нейтральным напряженное состояние), камчатка (ср. с нейтральным последняя парта), психушка (ср. с нейтральным психиатрическая больница). Среди них выделяются профессионализмы – слова, прикрепленные к сфере неофициального общения людей одной профессии, например: баранка (в значении «рулевое колесо»), губа (в значении «гауптвахта»), окно (в значении «перерыв в учебных занятиях»).

3.      У некоторых слов или их значений указание на коммуникативную ситуацию (или стилевую принадлежность) осложнено дополнительным указанием на отношение говорящего к предмету речи. В этом случае говорят об экспрессивности и оценочности слова. Ср.: вонь (неодобрительное) – запах (без оценки) – аромат (одобрительное); сборище (неодобрительное) – собрание (без оценки) – форум(одобрительное, высокое); дележ (неодобрительное) – раздел (без оценки); мальчуган (ласкательное) – мальчик (без оценки); сонмище (ироническое) – множество (без оценки); приспешник(неодобрительное) – помощник (без оценки); зодчий (высокое) – архитектор (без оценки).

При выборе слова должны быть учтены все три его составляющие:

1)      что́ обозначает слово (его значение);

2)      для какой коммуникативной ситуации оно предназначено (его стилевая принадлежность);

3)      выражает ли оно отношение к высказываемому и каково это отношение (его экспрессивность, оценочность).

Игнорирование хотя бы одной из этих составляющих приводит к ошибкам в выборе слов.

↑ Cодержание ↑

§140. Смысловые ошибки

Нарушение лексической сочетаемости вызывается смысловыми ошибками двух типов – логическими и лингвистическими.

1.      Логические ошибки связаны с неразличением близких в каком-либо отношении обозначаемых понятий. Нередко пишущий или говорящий не различает сферы деятельности, причину и следствие, часть и целое, смежные явления, родо-видовые, видовые и другие отношения. Чтобы не создавалась ситуация: имел в виду одно, а сказал другое, необходимо выверить по словарю значения всех сомнительных слов, вступающих в предложении в сочинительные или подчинительные отношения. Так, в предложении Жители приморского города стали свидетелями большого театрализованного представленияобнаруживаем ошибку в словосочетании свидетелями представления. Слово свидетель имеет значение «очевидец»; так называют человека, оказавшегося на месте какого-либо происшествия. Это слово связано со сферой судебно-правовой деятельности. В сфере театрально-концертной деятельности, о которой здесь идет речь, используется слово зритель. Данная ошибка связана с неразличением сфер деятельности.

Ошибочное сочетание подорожали цены связано с неразличением смежных понятий цены и товарытовары дорожают, а цены растут. Аналогичные ошибки в предложениях: Комиссия решит эту затянувшуюся проблему; Он поднял тост за дружбу; Сессия приняла решение, направленное на улучшение отмеченных недостатков; Вызывает опасение своевременный пуск комбината; В парке заложено 52 дерева; В результате эпидемии чумы люди покинули город. Все ошибки объясняются неразличением смежных явлений: затягивается не проблема, а ее решениеподнимают не тост, а бокал; улучшают не недостатки, а работу; опасаются не того, что комбинат будет пущен, а того, что в намеченный срок он не будет пущен; закладывают не деревья, а парк; люди покидают город не в результате, а по причине чумы. Возможные исправления в этих случаях: ... ускорит затянувшееся решение проблемы; ... произнес тост; ...на искоренение недостатков; ...что в намеченный срок комбинат не будет пущен; ...посажено 52 дерева; в результате чумы город опустел.

2.      Лингвистические ошибки связаны с неразличением обозначающих слов, находящихся в каких-либо смысловых отношениях. Это главным образом синонимы и паронимы:

1)      неразличение синонимов, близких или совпадающих по значению слов, приводит к ошибкам в употреблении:

а)      слова роль и функция в значении «работа, круг деятельности» синонимичны, но генетически они связаны с разными обозначаемыми: роль – со сферой театра и кино, а функция – с логикой. Отсюда и установившаяся лексическая сочетаемость: роль играется (играют), а функция выполняется (выполняют); в значении мера влияния, степень участия слово роль синонимично словузначение в смысле важность. Но сочетаемость у них разная: играет роль, но имеет значение;

б)      слова храбрый и смелый – синонимы, но храбрый связано с внешним проявлением называемого качества, а смелый – как с внешним, так и внутренним, поэтому мысль, решение, идея могут быть только смелыми, но не храбрыми;

в)      совпадающие в значении «вещественное доказательство какого-л. успеха» слова трофей и приз имеют разную лексическую сочетаемость: трофей захватываютприз получают, завоевывают; в примере: В соревновании за почетный трофей приняло участие десять команд следует исправить: за почетный приз;

г)      слова небоскреб и высотка (высотное здание) синонимичны, но небоскреб соотносится с США, а высотка – с нашей страной; словосочетание высотные здания Нью-Йорка является лингвистической ошибкой; аналогично следует различать хату (юг России и Украина) и избу (север России); вотчину (XI–XVII вв.), поместье (XV– начало XVIII в.) и имение (с XVIII века) и т.п.;

2)      неразличение паронимов (частично совпадающих по звучанию слов) также ведет к ошибкам в употреблении; большая часть паронимов – это однокоренные слова, отличающиеся суффиксами или префиксами и, как следствие, оттенками значения, а также стилистической окраской. Ср.:

 

а)      упростить – опростить: общий корень и общее значение «сделать более простым», но второму глаголу присущ дополнительный смысл «сделать более простым, чем следует»;

б)      проступок (провинность) – поступок (действие, совершенное кем-л.);

в)      виновен (совершивший преступление) – виноват (провинившийся в чём-л., нарушивший правила морали, вежливости и т.п.);

г)      вычесть и высчитать в значении «удержать какую-л. сумму из денег, предназначенных к выдаче» различаются стилевой принадлежностью: второму глаголу присущ разговорный оттенок;

д)      уплатить и оплатить различаются способом управления: после первого употребляется предложная конструкция, после второго – беспредложная (винительный падеж): уплатить за проезд –оплатить проезд.

 

Примечание. Паронимы часто находятся в синонимических отношениях, и к ним, следовательно, относятся все рекомендации по различению синонимов.

Для выявления специфики слов, связанных паронимическими отношениями, необходимо правильно представлять морфологический состав слова и способ его образования. Например, в парах усвоить – освоитьусложнить – осложнить, утяжелить – отяжелить слова с приставкой о- имеют значение более высокой степени проявления действия; в парах гигиенический –гигиеничный, логический – логичный, практический – практичный, экономический – экономичный, различающихся суффиксами -ическ-/-н-, второе прилагательное обозначает признак, который может проявляться в большей или меньшей степени (качественное прилагательное). Отсюда и сочетаемость: гигиеническая норма – гигиеничная ткань, логические законы – логичный вывод, практическое применение – практичная одежда, экономическая политика – экономичное устройство.

Примечание. Необходимо различать Московский Патриархат (официальное наименование Русской Православной Церкви) и Московская Патриархия (совокупность учреждений, находящихся в ведении Патриарха).

 

Паронимы могут быть связаны с разными вариантами общего корня: короткий (небольшой по размеру, противоположное длинный) – краткий (изложенный коротко, в немногих словах). Поэтому короткий текст, но краткий пересказ текста. См. также варианты корня в словах духовный (связанный с внутренним, нравственным миром человека) и душевный (связанный с психическим состоянием человека). Поэтому духовные запросы, но душевное спокойствие.

В паронимических отношениях могут оказаться и заимствованные слова: ста́тус (правовое положение) – стату́т (устав, положение о чем-л); ср.: получить статус независимого государства –статут ООН; паритет (равенство) и приоритет (первенство, преимущество), деквалификация (потеря квалификации) – дисквалификация (лишение квалификации) и др. Для различения паронимов иностранного происхождения необходимо обращаться к словарям иностранных слов.

Ниже приводятся частотные пары паронимов:

близкий – ближний совпадают в значениях:

1)      «находящийся неподалеку, на небольшом расстоянии» – близкие (ближние) горы, но второе прилагательное указывает на большую степень близости, речь в этом случае идет о нескольких горах, из которых одни ближе других;

2)      «находящийся в близком родстве» – близкий (ближний), родственник, но второе прилагательное в этом значении устарело;

 

выполнить – исполнить имеют общее значение «осуществить, претворить в жизнь» – выполнить (исполнить), заказ, но у второго глагола книжный характер;

 

далекий – дальний совпадают в значениях:

1)      «находящийся на большом расстоянии; доносящийся издали; имеющий большое протяжение» – далекий (дальний) край, далекое (дальнее) эхо, далекое (дальнее) расстояние, но при этом второе прилагательное может указывать на более удаленный по сравнению с другим, расположенным ближе, предмет – дальний конец сада;

2)      «отдаленный большим промежутком времени, относящийся к давнему прошлому» – далекое (дальнее) прошлое, но в этом значении второе прилагательное устарело;

 

длинный – длительный совпадают в значении «продолжающийся, продолжительный» – длинный (длительный) разговор, длинная (длительная) пауза, но длинный указывает на протяженность во времени, а длительный подчеркивает процессуальность значения существительного; длинный обычно сочетается с названиями периодов времени (длинная ночь, длинная зима), адлительный – с названиями действий и состояний, рассчитанных на долгий срок (длительный полет, длительное лечение);

 

договор – договоренность различаются тем, что договор обозначает письменное или устное соглашение, условие о взаимных обязательствах (договор о дружбе и сотрудничестве), адоговоренность – соглашение, достигнутое путем переговоров (договоренность о включении вопроса в повестку дня);

 

дружеский – дружественный совпадают в значении «основанный на дружбе, выражающий дружбу», но отличаются тем, что слово дружественный имеет книжную окраску и дополнительный смысл «взаимно благожелательный»; ср.: дружественные государства – дружеское похлопывание по плечу;

 

желанный – желательный различаются тем, что первое прилагательное обозначает «такой, которого желают» (желанный гость), а второе – «соответствующий желаниям, интересам, нужный»(желательное изменение постановления);

 

значение – значимость совпадают в значении «важность, значительность», но отличаются степенью важности; у слова значимость она выше; ср.: общественное значение – общественная значимость; в других употреблениях слово значение обозначает «смысл, содержание», а значимость – «наличие смысла»; ср.: значение слова – значимость сказанного;

 

истина (правда, действительное положение дел) – истинность (соответствие истине); ср.: стремление к истине  истинность выдвинутых предположений;

 

командированный (о лице, направленном в командировку) – командировочный (принадлежащий командированному); ср.: гостиница для командированных – командировочное удостоверение;

 

купированный – купейный обозначают тип вагона, разделенного на купе, второе слово носит профессионально-терминологический характер;

 

несчастный – несчастливый различаются степенью несчастья: слово несчастный носит абсолютный характер, несчастливый относительный; ср.: несчастный человек – несчастливый день;

 

обыкновенный – обычный различаются тем, что в первом слове подчеркивается невыделяемость, непримечательность, а во втором – типичность; ср.: обыкновенный человек – обычный день;

 

особенный – особый различаются тем, что первое слово обозначает «непохожий на других, отличный от них», а второе – «большой, значительный», ср.: особенный человек – особая важность вопроса;

 

подготовить – приготовить совпадают в значении «провести работу для выполнения, осуществления чего-л.», но различаются тем, что в первом глаголе содержится дополнительное указание на предварительный характер работы; ср.: подготовить текст для перевода – приготовить текст для перевода;

 

помириться – примириться: в значении «терпимо отнестись к чему-л., свыкнуться» употребляется глагол примириться (примириться со случившимся), а в значении «прекратить состояние ссоры» глагол примириться имеет значение временного, неполного действия и разговорный характер; ср.: соседи помирились – соседи примирились;

 

посмотреть – осмотреть различаются тем, что второй глагол сильнее выражает целенаправленность действия; ср.: посмотреть на вошедшего – осмотреть вошедшего;

 

предоставить – представить различаются тем, что первый глагол имеет значение:

1)      «отдать в распоряжение, пользование» (предоставить кому-л. слово, помещение);

2)      «дать возможность, право что-л. сделать» (предоставить решить спор самим); второй глагол обозначает «доставить, предъявить, сообщить» (представить доказательства, нужные материалы в суд); ср. также: ему предоставлена возможность (то есть кем-то дана) и ему представилась возможность (то есть у него появилась, возникла);

 

разный – различный совпадают в значениях:

1)      «всякий, всевозможный, разнообразный»;

2)      «неодинаковый, непохожий»; слово различный сильнее подчеркивает непохожесть, своеобразие; ср.: разные точки зрения – различные точки зрения.

 

Ошибка в выборе паронима – одна из самых распространенных в современных текстах, например: Докладчик умышленно упустил (вместо: опустилнекоторые факты; стрелы с кремниевыми (вместо:кремнёвыминаконечниками; В тот день произошла (вместо: прошлапервая демонстрация;

 

3)      плеоназм (смысловая избыточность) возникает в том случае, когда значение какого-либо слова дублируется словами, с которыми оно сочетается. Широко известны такие ошибочные сочетания, какхронометраж времени (вместо: хронометраж), свободная вакансия (вместо: вакансия), памятный сувенир (вместо: сувенир), полный аншлаг (вместо: аншлаг), опорный плацдарм (вместо: плацдарм),апробирование и одобрение метода (вместо: апробирование метода), впервые дебютировал (вместо: дебютировал или впервые выступил), в мае месяце (вместо: в мае), пять рублей денег (вместо:пять рублей), беречь каждую минуту времени (вместо: каждую минуту).

Явно лишними являются выделенные слова в следующих предложениях: Было установлено, что существующие расценки завышены (несуществующие расценки не могут быть ни завышены, ни занижены); Незаконное растаскивание государственного имущества (растаскивание не может быть законным); Успешно проводится обмен имеющимся опытом (если опыта не имеется, то нельзя им и обмениваться); Они превратили океан в стартовую площадку для запуска стратегического оружия (запускать можно только со стартовой площадки); Ведущий лидер этой партии выступил с заявлением (лидер – тот, кто руководит, ведет за собой); Состоялась пресс-конференция чемпиона с журналистами (пресс-конференции и проводятся только для прессы, то есть журналистов); Надо установить верхний потолок цен (потолок – то, что наверху); Надо взглянуть на это глазами будущего потомка (потомок – тот, кто сменяет кого-то, то есть может быть только в будущем).

Нередко в предложении избыточны местоимения свой, себя: Перед своей смертью он написал завещание (перед чужой смертью не пишут завещания); В своем докладе ... ученый сообщил ... (в чужом докладе он не смог бы этого сделать); Именно эти команды встретились между собой в юбилейном матче (частица я в глаголе встретиться имеет значение взаимного действия; ср.:помирились, поссорились и др.);

4)      тавтология, в отличие от плеоназма, где повторяются смыслы, а не слова, представляет собой повтор в пределах предложения одного и того же слова, родственных слов, омонимов. Если плеоназм – это скрытая избыточность, то тавтология – открытая, явная. Так, требуют правки предложения:

Наряду с достижениями был отмечен ряд недостатков (следует: ...были отмечены и недостатки);

Подбирая иллюстрации к книге, необходимо при их подборе учитывать их художественные достоинства (следует: при подборе иллюстраций надо учитывать их художественные достоинства);

В заключение рассказчик рассказал еще одну забавную историю (следует: ...остановился на, поведал, привел и т.п.);

Продолжительность процесса длится несколько часов (следует: продолжительность процесса – несколько часов);

К недостаткам диссертации надо отнести и недостаточную разработку отдельных частных вопросов (следует: ...неразработанность отдельных вопросов);

Как и следовало ожидать, все разъяснилось на следующий день (следует: ...на другой день);

Следует отметить следующие особенности... (следует: необходимо отметить... или ...такие особенности);

В ответ на это мы получили такой ответ (следует: На это был получен ответ).

Особенно нежелательна тавтология, если совпадающие по своему звуковому облику формы являются разными значениями многозначного слова или омонимами, например: Лирические монологи Чацкого отличаются искренностью и тем самым отличаются от этикетной салонной речи влюбленных (следует: Лирические монологи Чацкого искренни и тем самым отличаются от салонной речи влюбленных);

Важным моментом является то, что мы в данный момент не располагаем никакой информацией по данному вопросу (следует: Важно, что мы сейчас не располагаем никакой информацией по этому вопросу);

У нас в гостях гости из Франции (следует: У нас – гости из Франции или: Сегодня мы принимаем гостей из Франции);

Теперь от него ждут некоторых шагов, без которых, по мнению некоторых, его дальнейшая политическая карьера невозможна (следует: ...ждут совершенно определенных шагов, или: таких шагов, или: ждут шагов).

↑ Cодержание ↑

§141. Стилистические ошибки

Стилистические ошибки связаны с игнорированием тех ограничений, которые накладывает на употребление слова его стилистическая окраска.

1.      Это касается прежде всего употребления терминов и канцеляризмов. Каждый из них имеет свою сферу употребления и связан с совершенно определенным типом коммуникативных отношений субъекта и адресата:

1)      использование в тексте термина узкого употребления создает между субъектом и адресатом официальные отношения коллег. Фраза Опираясь на понятие экстра- и интерсвязности в рамках теории синтаксической деривации, можно установить специфику связности диалога в отличие от монолога возможна только в сугубо научном лингвистическом тексте, адресованном специалистам. Для студентов и, как часто пишут в аннотациях, «для всех интересующихся этим вопросом» потребуется ряд лексических замен и пояснений, а именно: Опираясь на понятие сверхсвязей и внутренних связей в рамках теории синтаксической деривации (то есть взаимовыводимости одних синтаксических конструкций из других), можно установить особенности связности диалога в отличие от монолога. Замена на общепонятные слова расширяет круг возможных адресатов, а пояснения, сопровождающие остальные термины, приобщают любителей-непрофессионалов к специальным знаниям. Сочетание этих двух приемов создает ситуацию уважительного отношения к адресату, тогда как насыщение текста терминами узкого употребления, причем без пояснений, способствует созданию между субъектом речи и его адресатом отношений замкнутости, изоляции от непосвященных;

2)      употребление канцеляризмов предполагает, что между субъектом речи и его адресатом существуют подчеркнуто официальные отношения, где каждый из них выступает не как конкретная личность, а как предельно отвлеченная единица (не лицо или организация, а Клиент, Заказчик, Исполнитель, Пассажир, Сторона и т.п.). Они совершенно необходимы в официальных текстах, где придают сказанному дополнительную значимость. Ср.: В случае неисполнения принятых решений Заказчик оставляет за собой право принять надлежащие меры и расторгнуть договор. Но употребление их в неофициальной ситуации неуместно; в описании весеннего пейзажа Снег повсеместно начал оседать от влажного, оттепельного ветра, пробудившегося в степи с приходом мартанеудачно употреблено слово повсеместно, его необходимо заменить на повсюду, везде, всюду и т.п. Ср. также интервью:

Журналист: Ребята, сколько вам лет?

Одна из участниц разговора: Возраст участников нашей группы от десяти до тринадцати лет.

Журналист настраивает своих собеседников на неофициальное общение, доверительную беседу; собеседник, не поняв этого, своим ответом переводит общение в подчеркнуто официальную форму. В соответствии с ситуацией здесь возможны варианты типа: Кому сколько. Сереже десять, а Марине и Тане уже тринадцать.

2.      Употребление разговорной лексики предполагает ситуации неофициального общения, поэтому ее использование совершенно недопустимо в информационных текстах и текстах официального характера. Так, в предложении Сегодня в столицу прибыло 50 вагонов картошки разговорное слово картошка требует обязательной замены на нейтральное картофель. Аналогично в тексте официального характера недопустимо употребить слово провалились вместо не сдали экзамен, зачет.

Однако разговорная лексика используется в публицистических статьях, очерках, репортажах, научно-популярной литературе и дискуссионных высказываниях для создания атмосферы неофициальности, доверительности. Например, в газетных заметках: Зачастую те или иные из иностранных корреспондентов обращаются за помощью к официальным лицам; Никто не знает, как должен или мог бы выглядеть политический союз, и уж подавно никто не представляет себе, что мог означать политический порядок в таком союзе. Замена разговорного слова зачастую на нейтральноенередкоуж подавно на тем более ведет к изменению коммуникативной ситуации: она становится более официальной, беседа с читателем превращается в сообщение, информацию.

Употребление разговорных слов в неразговорной ситуации требует известной осторожности, самоконтроля, так как увлечение ими может привести к тому, что неофициальность перерастет в фамильярность.

3.      Еще строже должен быть подход к употреблению нелитературной лексики – просторечной, диалектной, жаргонной. Она используется при описаниях среды, пользующейся этим типом лексики, нотребует обязательных пояснений и «перевода» типа как говорят на Севере, как принято называть у .... что в переводе на литературный язык означает, а также графических и шрифтовых выделений (кавычки, курсив). В этом случае достигается эффект правдоподобия и не размывается языковая норма. Другими словами, ненормативные лексические единицы могут быть употреблены в нормативных текстах, но так, чтобы их ненормативность была очевидна. Например, в публикации об ограблении булочной и коммерческого магазина говорится: Прибывшие на место происшествия сотрудники 68-го отделения милиции сошлись во мнении, что дело  «висяк», то есть практически нераскрываемое.

4.      Употребление экспрессивной лексики создает возможность лаконично выразить отношение говорящего к высказываемому. Экспрессивностью обладает часть разговорных и книжных слов. Например, в предложении В те годы его и упрятали в психушку несправедливость, незаконность совершенных действий выражена разговорными словами упрятали (поместили туда, откуда трудно освободиться) и психушка (пренебрежительное); ср. с нейтральным ...поместили в лечебницу для душевнобольных, в психиатрическую клинику. В словосочетании разглагольствующие депутатынегативное отношение к депутатам выражено с помощью книжного причастия, которое характеризует выступления депутатов как многословные и бессодержательные. Ср. также противоположные оценки в предложении Пушкин оставил нам пушкиниану, Бенедиктов – бенедиктовщину. В сочетании апологеты версии о руке Москвы отношение к достоверности этой версии выражено словом апологеты, обозначающим человека, чрезмерно защищающего или восхваляющего кого-либо или что-либо.

Такая лексика неуместна в информативных и официально-деловых текстах. При использовании её в текстах, допускающих неофициальность отношений субъекта речи и адресата, необходимо проследить, чтобы не возникало противоречий между общей позицией субъекта речи и оценкой, передаваемой экспрессивным словом. Например, из контекста всего предложения Наши писатели всегда активно вторгались в жизнь страны очевидно, что автор с одобрением относится к деятельности писателей, но тогда слово вторгались здесь неуместно, так как оно обозначает насильственное действие и вызывает негативное отношение к тому, кто это действие совершает. Уместным будет использование неэкспрессивного слова откликались на события. Слово эпицентр, помимо специального, имеет общелитературное значение «место, где с наибольшей силой проявляется какое-л. бедствие, неприятность». Поэтому ошибочно его употребление в предложении Эпицентромпраздника стала Манежная площадь (следует: центром!). Так же неуместно словосочетание внести вклад в предложении Все эти организации внесли свой вклад в дестабилизацию положения в стране, так как внести вклад связано с позитивной оценкой, а дестабилизация – негативной, в данной же редакции сочетание внесли свой вклад получает иронический оттенок.

↑ Cодержание ↑

§142. Употребление заимствованных слов

Наличие в одном языке слов из других языков и их употребление в речи – объективная реальность. Количество таких слов постоянно увеличивается из-за проникновения новых слов и расширения сферы применения старых, употреблявшихся в узком (чаще всего терминологическом) значении.

К сожалению, при употреблении заимствованных слов допускается много ошибок (орфографических, орфоэпических, грамматических, лексических), которые объясняются особым положением иностранных слов: в новом для себя языке они имеют слабые родственные связи (или не имеют их вообще), поэтому корень их для большинства носителей языка смутен, значение неясно, оценочность неуловима, но зато все ощущают их модность, современность по сравнению с привычными русскими или давно освоенными заимствованными словами. Отсюда велико искушение употребить нерусское слово.

1.      Самый распространенный вид ошибки связан с необоснованным употреблением иностранного слова, ничего нового не вносящего по сравнению с его русским или давно освоенным заимствованным синонимом. См., например, в корреспонденции о процедуре (называемой теперь презентацией) представления новых духов употребление слова парфюмпрезентация парфюма состоялась в прошлую пятницу; парфюм продавался хорошо. Если слово парфюм имеет значение духов особого типа или обозначает какой-то класс парфюмерных изделий, куда входят и духи, о которых идет речь, автор обязан дать комментарий; если же слово парфюм употреблено в своем прямом значении духи, то необходимость его употребления в данном тексте весьма сомнительна.

2.      Другой вид ошибки (часто в сочетании с ошибками первого вида) – нанизывание заимствованных слов, способное «оглушить» читателя наукообразностью изложения. См., например, часть фразы из газетной публикации: должна идти селекция рентабельности собственности. Трудность понимания связана с употреблением двух заимствованных слов подряд, причем каждое из них употреблено неправильно. Слово селекция обозначает «раздел агрономии и зоотехники, занимающийся выведением новых сортов и пород (методом отбора)». Слово рентабельность обозначает «свойство быть рентабельным (доходным, прибыльным)». По-видимому, автор употребил слово селекция, непосредственно переведя его из английского как «отбор», но такое значение еще не сформировалось в русском языке, кроме того, оно не сочетается со словом, обозначающим «свойство», поэтому подобное употребление воспринимается как логическая ошибка [следует: должен идти отбор наиболее рентабельных (прибыльных) видов собственности].

3.      Большинство плеонастических сочетаний возникает именно при употреблении заимствованных слов. Например: короткий брифинг (короткий входит в значение слова брифинг, поэтому является лишним),ландшафт местности (слово местности лишнее), главный приоритет (слово главный лишнее), короткий блицтурнир (слово короткий лишнее).

4.      Заимствованное слово, у которого есть русский синоним, как правило, выше по стилю (несколько официальнее), поэтому оно плохо подходит для межличностного доверительного общения, для описания внутреннего мира человека, его чувств, настроений. Иностранные слова более пригодны для информации о политических событиях, научных явлениях, для общения партий, организаций, государств. Ср.: репрессии – произвол, реабилитация  оправданиеальянс – союз. Отсюда и сочетаемость: альянс либералов и демократов, альянс правительства Москвы и Московской области (хотя здесь вполне уместно и русское слово союз), но только: союз сердец, друзей, однокашников. Таким образом, заимствованные слова имеют стилистически более ограниченное употребление, чем их русские синонимы. Игнорирование этой особенности заимствованных слов приводит к стилистическим ошибкам типа: Под угрозой оказывается сама литература как тотальнаяценность, где вместо тотальная следует употребить всеобщая или вечная. Ср. также ошибочное употребление альянс слов и музыки, альянс режиссера и актеров.

5.      Среди заимствований есть особая группа слов, обозначающих понятия, свойственные совершенно определенной стране (ряду стран) или народу. Такие заимствования называются экзотизмами. Например, прерии – равнинные степные пространства в Северной Америке, к западу от реки Миссури, а саванны – равнины в Южной Америке и Африке, покрытые травянистой растительностью (главным образом, злаками), среди которых разбросаны группы деревьев и кустарников. Экзотизмы вполне уместны в текстах, описывающих ту действительность, с которой данные слова соотнесены (здесь необходимо следить за тем, чтобы прерии не оказались в Южной Америке, а саванны – в Северной). Но при них (если они известны не так широко) в интересах читателя обязательно должны быть даны пояснения. Например, Как учит иранский опыт, финал исламских революций – вооруженное насилие – джихад.

6.      В русском тексте встречаются также иноязычные вкрапления и варваризмы. Иноязычные вкрапления – это слова, словосочетания, предложения на иностранном языке разового употребления. Приобретая регулярный характер и оформляясь не только латиницей, но и кириллицей, они становятся варваризмами, например: хэппи-энд (happy end), уик-энд (week end), шоп (от shop –магазин), шузы (от shoes – обувь). Для многих иноязычных слов варваризм – первая стадия вхождения в язык (шоу, маркетинг). Но слово или выражение может закрепиться в языке именно как варваризм, имея при этом русский синоним, например: nihil  ничтоtête-à-tête  наедине. Следует различать использование варваризмов для описания нерусской действительности, когда они выступают какхарактерологическое средство, по функции близкое экзотизмам, и для описания русской действительности. Первые, если они не относятся к числу широко известных, сопровождаются пояснениями. При описании русской действительности варваризмы используются исключительно как экспрессивное средство (Vivat, Россия!) и недопустимы в строго информативных текстах.

↑ Cодержание ↑

§143. Интернационализмы и «ложные друзья переводчика»

1.      В XX веке, в связи с тем, что наука и экономика становятся все более интернациональными, укрепляются культурные, социальные, профессиональные связи между представителями разных народов, активизируются различного рода обмены и т.п., в лексике многих европейских языков увеличилось количество интернационализмов – слов, главным образом латинского или греческого происхождения, совпадающих по своей внешней форме (с поправками на особенности графики и фонетики того или иного языка) и частично или полностью по своему значению. Они связаны преимущественно с областью политики, науки, культуры (форум, класс и др.). Но созвучие этих слов может быть обманчивым и порождать ошибки, возникающие из-за игнорирования субъектом речи тех изменений, которые произошли с заимствованным словом в процессе его усвоения русским языком: сужение значения, расширение, изменение стилистической окраски и т.п.

2.      Под влиянием людей, в некоторой мере знакомых с языком-источником, заимствованному и освоенному слову начинают приписывать то значение или стилистическую окраску, которые свойственны этому слову в языке-источнике. Так, слово агрессивный, имеющее в русском языке значение «захватнический, враждебный», ошибочно употребляется комментаторами одобрительно (например, молодой, талантливый, агрессивный футболист). Здесь уместнее употребить прилагательное активный или инициативный. Ошибка в русском языке происходит под влиянием английского, гдеaggressive обозначает «настойчивый, напористый». Такого типа ошибки переводчики называют «ложными друзьями переводчика». Аналогично слово амбициозный в сочетании амбициозные планы в русском языке обозначает «чрезмерно честолюбивый», и его не следует употреблять в значении «грандиозный», которое это прилагательное имеет в английском языке.

Ошибки, связанные с употреблением «ложных друзей переводчика», помимо затруднения коммуникации, могут иметь и более серьезные последствия: они ведут к переосмыслению системы ценностей. Для русского сознания агрессивность и честолюбие – недостойные качества, заслуживающие порицания и осуждения, а употребление слов агрессивный и амбициозный в положительных (и нейтральных) контекстах ведет к тому, что часть общества может ошибочно воспринять эти качества как рекомендуемые к развитию, поощряемые. Таким образом, языковые ошибки могут привести к нежелательным концептуальным и нравственным переосмыслениям.

↑ Cодержание ↑

§144. Выбор устойчивого словосочетания

Понятие устойчивое словосочетание включает широкий круг явлений, объединяемых характеристикой «воспроизводимое соединение слов» (словосочетание, предложение).

1.      Первыми по распространенности в речи являются клише (стереотипные, стандартные формулы). Они представляют собой нормативные словосочетания, опирающиеся на лексические значения сочетающихся слов, экономно (и потому удобно) передающие стандартную тематико-ситуативную информацию. Они могут употребляться широко (принять меры, нанести визит, войти в долю, отдавать себе отчет, привлечь внимание, взять курс, играть роль, иметь значение, выполнять функцию, отметить недостатки, дать интервью, одержать победу, добиться известности, смириться с поражением, вызывать сомнения, внушать доверие, представлять интерес, не замедлить сказаться и др.) и более узко (валютный курс, краткосрочный кредит – экономика; предварительный сговор собранными фактами полностью изобличен, приговор окончательный и обжалованию не подлежит – правоведение; находиться в оппозиции, положение контролируется, принять в первом чтении, определенные силы, выступить с заявлением – политика; исправленному верить, довести до сведения – административная деятельность). Отношение к клише достаточно четкое и однозначное: чем стандартизованнее ситуация, тем необходимее клише. Описание какой-либо ситуации с помощью клише – это сигнал отнесения этой ситуации к определенному разряду и типу. Неординарность ситуации требует отказа от клише.

Клише надо знать (особенно в своей области знаний) и правильно употреблять, то есть только там, где требуется стандартизация высказывания, сохраняя при этом его форму и значение. Ошибки при употреблении клише связаны с влиянием смежных или синонимических клише, например, с нарушением его формы: суда, зарегистрированные в портах (следует: приписанные к портам), иллюзии исчезли(следует: рассеялись), далеко отстал от (следует: намного отстал), снять санкции (следует: отменить санкции), сделать прецедент (следует: создать прецедент) и пр.

2.      Вторая группа воспроизводимых соединений слов – фразеологизмы. Фразеологические единицы – это устойчивые, обычно стилистически окрашенные сочетания, образующие смысловое единство, значение которого непосредственно невыводимо из прямых значений его составляющих. К ним относятся разнородные по степени спаянности, образности, использованию устаревших и других редких слов и их форм словосочетания.

Фразеологизм имеет устойчивую форму, которая должна строго воспроизводиться – в противном случае возникают ошибки типа деньги выпускаются в трубу (следует: вылетают в трубу), слухом не слыхивал (следует: слыхом не слыхивал), душа кровью обливается (следует: сердце кровью обливается), похоронить на корню (следует: загубить на корню), пока суть да дело (следует:пока суд да дело), положить в долгий ящик (следует: отложить в долгий ящик), отлегло на сердце (следует: отлегло от сердца или отлегло на душе), власть предержащие (следует: власть предержащая).

Значение фразеологизма обычно объясняется этимологически. Например, фразеологизм тертый калач обозначает бывалого, житейски опытного человека, которого не провести. Это значение восходит к профессиональной речи пекарей – калачное тесто очень крутое, его долго мнут и трут. Ср. пословицу: не терт, не мят, не будет калач. Затем произошло переосмысление: «жизненные испытания закаляют человека». Фразеологизм кромешный ад обозначает «нечто невыносимое»; прилагательное кромешный восходит к слову крома – «предел». Исторически объясняется и форма фразеологизма: на босу ногу – то есть без чулок, носков, портянок. Форма босу – краткое прилагательное в винительном падеже, хотя сейчас краткие прилагательные не склоняются.

Стилевая принадлежность фразеологизма связана с его происхождением: фразеологизм, возникший в русском языке в устной профессиональной и бытовой речи, сохраняет разговорную окраску, пришедший через книги – книжную. Ср.: разговорное бить баклушито есть бездельничать (из бытовой речи резчиков ложек) и книжное перейти Рубиконто есть сделать решительный шаг (из Римской истории, в 49 г. до н.э. Юлий Цезарь перешел пограничную реку Рубикон вопреки воле римского сената).

Многие фразеологизмы обладают оценочностью, то есть выражают отношение к высказыванию. Например, святая святых – «нечто сокровенное, заветное, дорогое; недоступное для других» (высокое, торжественное); первоначально от названия части Иерусалимского храма, куда мог входить только первосвященниклебединая песня – «последнее, обычно наиболее значительное произведение» (высокое, торжественное); от народного поверья, что лебедь поет раз в жизни – перед смертью.

Фразеологизмы могут вступать в синонимические отношения друг с другом и с отдельными словами. Задача употребляющего фразеологизм состоит в том, чтобы, четко представляя объем его значения и стилистическую окраску, выбрать нужный. Например, фразеологизмы засучив рукава – в поте лица – не покладая рук имеют общее значение «усердно», но первый из них передает дополнительное значение интенсивности в работе, второй связывается со значением «с трудом» (зарабатывать) или «не жалея себя» (работать), а в третьем заключено значение «без устали, прилежно» (работать).

Ошибки в употреблении фразеологизмов связаны чаще всего с нарушением их формы: щекотливая дилемма (следует: щекотливый вопрос, щекотливое положение); вся пресса поет в одну дуду(следует: поет в один голос); мне тоже хотелось не упасть лицом в грязь (следует: не ударить лицом в грязь); они свой конфликт с власть предержащими... (в зависимости от значения следует: с властью предержащей или властями предержащими...); он отдал девушке руку и сердце (следует: предложил руку и сердце); это настоящее избиение грешников (следует: избиение младенцев); она моя закадычная подруга (следует: лучшая подруга, закадычный – только друг); промокли до костей (следует: промокли до нитки), но: промерзли до костейглас, вопиющий в пустыне (следует: глас вопиющего) и т.п. Иногда незначительные изменения в составе фразеологизма приводят к существенным изменениям в его значении. Существуют два фразеологизма: книжный второе пришествие – будущий золотой век и употребляемый иронически до второго пришествия, синонимичный фразеологизму до морковкина заговенья, когда рак на горе свистнет, после дождичка в четверг, то есть «никогда».

Часто ошибка связана с игнорированием стилистической окраски фразеологизма. Так, в предложении Здесь национальный гнет идет рука об руку с политическим употребление фразеологизма рука об руку ошибочно, так как несет позитивную оценку и употребляется в позитивных контекстах (прошли всю жизнь рука об руку) В данном предложении фразеологизм рука об руку следует заменить словомусугубляется. Аналогично в предложении По-прежнему тон задают государственные издательства, которые пустились во все тяжкие (употребление столь разговорного фразеологизма неправомерно) –здесь уместнее: идут на различные ухищрения.

Игнорирование стилистической окраски особенно часто наблюдается при употреблении фразеологизмов библейского происхождения. Одни из них передают экспрессию торжественности, повышенной значимости (возвращение на кру́ги своя), другие имеют ироническую окраску (и иже с ними, манна небесная, притча во язы́цех, козел отпущения). Их использование требует осторожности, проверки по источникам и словарям. В противном случае возникают ошибки. Например, рассказывая о посещении архивов Лубянки, автор пишет: вот и подъезд, ведущий в «святая святых» грозной, кровавой мясорубки. Употребление фразеологизма святая святых здесь недопустимо ни в значении «самое заветное, дорогое», ни с иронической, шутливой оценкой, поскольку приходит в противоречие с контекстом, где невозможна ни ирония, ни торжественная трепетность.

Происходящая в настоящее время в современной публицистической речи активизация фразеологизмов нередко приводит к перенасыщению ими отдельного текста или целого издания, например, газеты. В результате между автором (издателем) и читателем создаются не доверительные отношения (на что, видимо, рассчитывал автор, употребляя фразеологизмы), а развязно-фамильярно-панибратские.

3.      К фразеологии примыкают поговорки, пословицы, крылатые выражения, литературные цитаты. Они обладают большой силой воздействия на читателя, так как фактически являются чужой речью. «Чужие слова, хотя бы отдаленно и неполно выражающие вашу мысль, действуют как откровение или как давно искомая и обретенная формула» (Л. Гинзбург). В текстах они чаще всего используются в заглавиях, эпиграфах, зачинах и концовках всего текста или его фрагментов:

1)      поговорки – изречения назидательного характера, понимаемые в прямом значении: пар костей не ломит; в тесноте да не в обиде, горя бояться – счастья не видать;

2)      пословицы – изречения назидательного характера, обладающие как прямым, так и переносным смыслом: сытый голодного не разумеет, держи карман шире; у кого суп жидок, а у кого жемчуг мелок.

К их употреблению предъявляются те же требования, что и к употреблению фразеологизмов: соблюдение формы, значения, стилистической окраски. Сила их воздействия состоит в том, что в них отражен многовековой опыт народа и поэтому среди них можно найти совершенно противоположные по смыслу. Ср.: не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня и работа не волк – в лес не убежит. Для подкрепления своей позиции всегда можно найти подходящую пословицу или поговорку и тем усилить свое высказывание ссылкой на народное мнение. Слабость пословиц и поговорок – их открытая назидательность и частая повторяемость. Поэтому для успеха в достижении результата необходима, во-первых, мера, а во-вторых, – незатасканность, оригинальностьпословиц и поговорок;

3)      крылатые выражения – это извлечения из фольклорных и литературных текстов, а также (реже) публицистических и научных, способные функционировать вне своего текста. Часто носители языка не знают автора крылатого выражения и текста, в котором оно было впервые употреблено, но в специальных словарях они указываются: Рожденный ползать, летать не может (М. Горький); И дым отечества нам сладок и приятен (Грибоедов). Употребляются они как средство воздействия на адресата силой авторитета культуры. Выразительные возможности крылатых слов велики, так как по набору выражаемых оценок (от иронии до патетики) они превосходят пословицы и поговорки, назидательные по своей направленности. В тексте они занимают то же место, что и пословицы и поговорки: заглавие, эпиграф, зачины и концовки всего текста или его фрагментов.

Но в обращении с крылатыми словами требуется бо́льшая осторожность, чем при обращении с пословицами и поговорками. Как бы ни оторвалось крылатое выражение от своего источника, его связь с ним (смысловая и стилистическая) сохраняется и должна учитываться, в противном случае возникает ошибка. Так, в тексте, представляющем исторический очерк нравов, неправильно используетсякрылатое выражение приятная во всех отношенияхОтец выбирал для своей дочери жениха, не бедного, воспитанного и ученого, в общем, приятного во всех отношениях. У Гоголя это выражение относится к женщине и звучит более чем иронически. В данном тексте правильнее употребить достойного во всех отношениях.

Еще пример: чрезвычайно распространенное крылатое выражение Человек создан для счастья, как птица для полета обычно используется в текстах оптимистической направленности, что является серьезной ошибкой. Это крылатое выражение принадлежит Короленко, у которого в рассказе «Парадокс» несчастный инвалид от рождения, без рук, добывающий пропитание своей семье и себе сочинением изречений и афоризмов, придумывает их для детей – героев рассказа. В его устах, в ситуации, в которой появились эти слова, изречение звучит трагично, опровергая само себя, утверждая невозможность или, во всяком случае, сомнительность счастья для человека.

4)      цитаты – это изречения (устойчивые или разовые), авторство которых так или иначе оговорено. Источник цитаты может быть указан точно (как писал Пушкин, Екатерина II и т.п.),приблизительно (как говорил поэт и т.п.) и (для очень известных цитат) вообще не указан, но цитата при этом пунктуационно и графически оформлена (шрифт, кавычки). Сила воздействия цитат огромна. Здесь работает и само содержание цитаты, часто ритмически и лингвистически отточенной, и личность автора цитаты. В этом преимущество цитат перед крылатыми выражениями. Но крылатое выражение может стать цитатой, если будет указан его автор. Отсутствие указания на автора при цитате, которая не является крылатым выражением, создает особый тип доверительных отношений культурного равенства (иногда мнимого) субъекта речи и адресата. Кроме этого, цитата воздействует тем, что через нее сопрягаются два текста (текст-источник и текст, воспроизводящий ее), вступая в разнообразные смысловые отношения (конкретизации, полемики, уточнения, развития и др.). С этой стороной использования цитат и цитируемых крылатых выражений связано и большинство ошибок. Например, чрезвычайно активно в современной публицистике используется как цитата из Пушкина и как крылатое выражение сочетание народ безмолвствует. Его приводят, когда утверждается мысль о пассивности народа, его безразличии к каким-то проблемам и насущным вопросам. Но у Пушкина эта фраза говорит не о пассивности, а об активном неприятии народом того, что ему навязывают. См. конец трагедии «Борис Годунов»:

Масальский: Народ! Мария Годунова и сын ее Федор отравили себя ядом (Народ в ужасе молчит). Что же вы молчите?

Кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!

Народ безмолвствует.

Авторство наиболее распространенных крылатых выражений можно установить по словарю «Крылатых слов» Н.С. и М.Г. Ашукиных. Цитаты и крылатые выражения из произведений Пушкина всегда можно уточнить по Словарю языка Пушкина (см. приложение в конце книги).

Ошибка содержательного, концептуального или экспрессивного типа может возникнуть при неполном цитировании, при обрыве цитаты. Обрыв цитаты возможен, если она настолько известна, что легко восстанавливается адресатом и не содержит ничего, что противоречит авторской позиции (иначе мы имеем дело с искажением цитаты). Цитата, которая приводится не полностью, должна быть особенно тщательно оформлена пунктуационно (см. гл. XXXII).

4.      Последний вид устойчивых словосочетаний – это выражения, употребляющиеся в русском языке без перевода, выражения-варваризмы. В большинстве своем они переведены на русский язык, но в форме языка, из которого они заимствованы, они звучат стилистически выше, создавая тип особой культурной среды автора и адресата. К ним относятся, например, широко известные Cherchezla femme (Ищите женщину, фр.) Finita la commedia (Комедия окончена, ит.); Veni, vidi, vici (Пришел, увидел, победил, лат.); Time is money (Время – деньги, англ.) и менее известные Position oblige(Положение обязывает, фр.), Quot homines, tot sentensial (Сколько людей, столько и мнений, лат.) и др. Их обычно используют в заглавиях (см. у Брюсова «Urbi et orbi» – «Городу и миру»), в эпиграфах и в самом тексте. Стилистическая функция таких иноязычных выражений, употребляющихся без перевода, зависит от их содержания, источника, давности функционирования в языке.

Особое место среди них занимают старославянизмы и латинизмы. Содержательно они связаны со сферой вечных ценностей: жизнь, смерть, истина, разум, вера, мораль, свобода и т.п.Употребленные в тексте в непереведенном виде (старославянизмы – в современной русской графике), они увеличивают свою воздействующую силу. Ср.: Довлеет дневи злоба его – Каждый день своих забот хватает; Камо грядеши?  Куда идешь?; Nec plus ultra  Предел. См. в тексте: «Мысль у него не новая; ее на разные лады повторяли все умные старики во все времена. Всегда старики склонны были видеть конец мира и говорили, что нравственность пала до nec plus ultra, что искусство измельчало, износилось...» (Чехов).

↑ Cодержание ↑

§145. Стилистические и семантические приемы в лексике и фразеологии

Стилистические приемы

1.      К стилистическим приемам прежде всего относится особое использование фразеологизмов, выражающееся в их дефразеологизации. При дефразеологизации устойчивое сочетание употребляется в измененном виде: с лексической заменой его компонентов, с пропуском какого-либо компонента, с синтаксической или морфологической перестройкой, с усечением части сочетания. Например, во фразеКритика почтила роман молчанием автор, заменив в клише почтить чью-либо память вставанием слово вставание на молчание, а память – на роман, очень экономно сказал о многом: роман не был замечен критиками либо из-за того, что они были лишены возможности писать о романе, либо не пожелали писать то, что от них требовали, и уклонились от оценки (для конкретизации позициикритики потребуется более широкий контекст). Ср. также: спикер всея Руси – государь всея Руси

Иногда используется прием контаминации (смешения) двух устойчивых сочетаний, часто с противоположным значением. Например, в заглавии статьи «Кто потерпел победу?» новое сочетание, в котором объединились нормативные сочетания одержать победу и потерпеть поражение, передает больше смысла, чем сумма этих двух выражений: оно говорит об авторской уверенности в том, что то, что кажется сегодня победой, завтра может стать поражением и наоборот, сегодняшнее поражение – предвестие завтрашней победы.

2.      Второй стилистический прием — создание на базе известных слов неологизмов оценочно-номинативного типа: прихватизация, хрущобы, образованщина, демократура и т.п. Новое слово явно связано со старым, базовым (прихватить и приватизировать), и из наложения их вырастает новый смысл; в других случаях новое слово втягивается в уже существующий ряд слов, образованных по этой модели, насыщаясь их экспрессией. См.: У нас выросло просвещенное мещанство [Да! – и это ужасный класс – необъятный, некачественный образованный слой, образова́нщина, присвоившая себе звание интеллигенции – подлинной творческой элиты, очень малочисленной, насквозь индивидуальной. И в этой образованщине – весь партаппарат (Солженицын)]. Слово образованщина создано по моделиобломовщина, бесовщина, групповщина и т.д.

3.      Самый распространенный прием – различного рода контрасты: между обозначаемым и обозначающим, между словами в предложении, между словом и коммуникативной ситуацией. Например, об одном современном политическом деятеле газета пишет: ...он рассылал по редакциям газет прелестные письма, где слово прелестный употреблено в устаревшем значении «соблазнительный, лукавый». Такие письма распространяли возмутители спокойствия, бунтари. Тем самым дается оценка и содержанию писем, и деятельности этого лица. Другой пример: Нефтяные короли России решили сомкнуть ряды. Здесь слово король экзотическое по отношению к России и не совместимое в прямом значении с советской идеологией, употреблено в сочетании с ярким идеологическим клише советского периодасомкнуть ряды. В результате создающегося контраста выражается глубокое сомнение в успешности или правомерности (в зависимости от того, кто или что называется королями; в данном случае речь идет о нефтяных акционерных обществах) действий «королей».

Чрезвычайно экспрессивен контраст русской действительности и описывающих ее подчеркнуто заимствованных слов, имеющих в языке точные русские синонимы. Например, если личных представителей президента какая-то газета называет эмиссарами, а поездку должностного лица вояжем или турне, то тем самым она выражает неуважение и к людям, так называемым, и к их действиям. Очень выразительны в этих случаях экзотизмы, варваризмы, иноязычные вкрапления. См., например, распространившееся наименование мизерных садовых участков фазендамиа кровавых конфликтов на территории бывшего Советского Союза вендеттой.

Русская культура выработала устойчивое отношение к использованию иностранных слов: если они называют то, чего нет в русской действительности, они необходимы и носят номинативный характер; если они называют то, у чего в русской действительности есть свое наименование, они становятся средством оценки. Приведем лишь два примера из русской литературы: с одной стороны, у Пушкина: Сперва Madame за ним ходила, Потом Monsieur ее сменил..., а с другой стороны, у Л. Толстого Пьер объясняется в любви Элен по-французски, так как по-русски фраза «я люблю вас» прозвучала бы в его устах фальшиво, неискренне. Французская речь в устах русского, в один из самых ответственных моментов в жизни человека – свидетельство временности, вынужденности, неестественности положения.

Семантические приемы

1.      Семантические приемы получили название тропов. Троп (буквальный перевод с греческого – поворот) – прием употребления слов и словосочетаний в таких контекстах, которые обнаруживают у них прежде неизвестные, новые смысловые оттенки, вступающие во взаимодействие со словарным значением слова, или которые допускают совмещение нескольких словарных значений слова. То есть в тропе всегда совмещается два семантических плана: коллективно-языковой и индивидуально-ситуативный. В основе тропа лежит актуализация отношений между обозначающим и обозначаемым, а также значением слова и его звуковым обликом. Ценность тропа определяется количеством информации, извлекаемой из этой актуализации, ее новизной и соотнесенностью с контекстом. В языке есть большое количество многозначных слов, но в каждом конкретном случае у многозначного слова реализуется одно из его значений; ср. урожай чая (растение) и стакан чая(напиток). В тропе происходит совмещение значений и смыслов, их осложнение.

Например, в цитате из Некрасова Из перерубленной старой березы градом лилися прощальные слезы слово слезы употреблено вместо слова сок. Березе приписано свойство человека проливать слезы, но при этом слово слезы сохраняет и значение замещенного слова сок. В результате мы получаем информацию не только об интенсивности, цвете, консистенции сока, но и чувстве жалости, которое вызывает срубленная береза. Сочетание нестандартного значения слова слезы со стандартным (совмещение значений слов сок и слезы) оказывается экономным способом передачи информации и выражения отношения к ней. Этот троп перестраивает смыслы других слов предложения: эпитет прощальные вместе с рассмотренным словом слезы, приписывая березе свойства человека, одушевляет березу и тем самым вносит дополнительные оттенки в отношения человека и природы.

1)      Простейшим по структуре и очень распространенным тропом является сравнение, представляющее собой открытое сопоставление обозначаемого и обозначающего: Прошла девочка-цыганка, похожая на веник (Олеша). Семантическая функция сравнения – дать новый взгляд на старое, известное. В основе сравнения всегда лежит один или несколько названных или не названных признаков. В приведенном выше примере признак сравнения не назван, но предполагается целая серия их: рост, форма – узкая, перехваченная талия, грязь, подметание юбками улицы. Может быть назван один признак, а другие допускаются, предполагаются. ...черные брови, как траурный бархат, оттеняли его побледневшие черты (Гоголь). Кроме названного цвета, предполагаются другие общие признаки: мягкость, шелковистость.

Части сравнения могут соединяться с помощью ряда союзов (как, точно, словно и др.) и слов похожий, подобный, напоминающий и т.п. Выбранное средство связи выражает разную степень уверенности говорящего в похожести сопоставляемого: при союзе как уверенности больше, чем при словно и т.п.

Сравнение помогает выразить и отношение субъекта речи к предмету речи: одно дело озеро как лужа и другое лужа как озеро.

На основе сравнения строятся метафора, метаморфоза, олицетворение:

2)      Метафора основана на замещении общепринятого наименования, обозначаемого другим. Замещение происходит по принципу сходства обозначаемых. Метафоры могут быть одночленными (см. выше: слово употреблено слезы, а из ситуативного контекста ясно, что это сок; общее – физические свойства и то, что и слезы у человека, и сок у дерева – следствие каких-то драматических событий; также:инфекция поразила медицинский вуз; лечением занялась прокуратура (из газет) и двучленными: розы щек, ветви рук, книга жизни, круг любви и др. К двучленным относится предикативная метафораЕсли правду сказать, я по крови домашний сверчок (А. Тарковский) и атрибутивнаяЯмщик лихой, седое время, Везет, не слезет с облучка (Пушкин). В отличие от сравнения здесь утверждается не похожесть чего-то на что-то, а их тождество;

3)      Метаморфоза выражается формой творительного падежа и имеет значение превращения похожего в тождественное. Классический пример из «Слова о полку Игореве»: На Дунай Ярославнынь глась сяслышит, зегзицею незнаема рано кычет. Метаморфоза динамичнее метафоры и категоричнее сравнения, она отражает процесс, тогда как метафора – результат. Ср.: ресницы, упавшие стрелами на щеки(Гоголь) и стрелы, упавшие на щеки;

4)      Если неодушевленному предмету или отвлеченному понятию приписываются свойства живого человека, метафора превращается в олицетворение, например: Капля дождя сползла по шершавому смородиновому листу за ухо смородиновому кусту (С. Козлов). Здесь и капля, и куст изображены как живые существа. В результате мир природы очеловечивается и создается противоположная бытовой система ценностей.

5)      Метонимия, в отличие от метафоры, основанной на замещении по сходству, предполагает переименование по смежности. Имя обозначаемого, которое находится в отношениях Смежности с другим обозначаемым, переносится на последнее: название материала, из которого сделан предмет, – на сам предмет, название содержащего – на содержимое, имя автора – на созданное им, инструмента – на результат действия, выполненного с помощью этого инструмента, имя действия – на его результат и др. Наблюдающиеся при этом семантические преобразования многообразны: Весь табор спит(Пушкин); Украина предлагает... (Из газет); Перо его местию дышит (А.К. Толстой); Петров вдруг заметил, какие у Тани пушистые глаза (Нагибин). В первых двух примерах метонимия (спит нетабор, а люди в таборе; предлагает не Украина, а ее правительство или президент) передает всеохватность субъекта действия (все люди в таборе, вся Украина) и усиливает категоричность высказывания. Ср.: в таборе уже спали, правительство Украины предлагает. В третьем примере в результате сосредоточения внимания на орудии действия, связывающем субъект действия и результат, происходит увеличение смыслового объема высказывания: местию дышит и тот, кто держит перо, и то, что выходит из-под его пера. А наблюдающееся при этомукрупнение плана (перо) делает динамичным и зримым сам процесс. B последнем случае пушистые, конечно, не глаза, а ресницы, но этот признак дан в высшей степени своего проявления: настолько пушистые, что даже глаза кажутся пушистыми.

Примечание. Особая разновидность метонимии – сине́кдоха, в которой перенос наименования осуществляется по признаку количественных отношений: часть – целое, например:  Читали про конференцию по разоружению?  обращался одинпикейный жилет к другому пикейному жилету (Ильф и Петров). Часть (один из видов одежды) выступает в качестве заменителя имени лица, надевшего эту одежду. С помощью этого приема происходит выделение деталей, существенных для понимания целого. Выбор одежды неслучаен, он указывает на социальную принадлежность участников диалога.

6)      Аллегория представляет собой выражение отвлеченного понятия или идеи при помощи конкретного образа, помещенного в определенный сюжет, ситуацию. Новое и старое обозначаемое связаны не похожестью обозначаемых или их смежностью, а концептуально. Свое классическое выражение аллегория находит в басне, где основная мысль, данная в морали, иллюстрируется сюжетом, действующие лица которого являются носителями определенных качеств, понятий. Например, в басне Крылова мораль «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет» иллюстрируется сюжетом, гделебедь, рак и щука аллегорически выражают отсутствие согласия, а воз – аллегорическое выражение общего дела. Функция аллегории – показать сложное через простое. В качестве образов аллегории используются образы животных, которые в каждой языковой культуре выступают носителями определенных качеств (змея – зло, коварство, но и мудрость; заяц – трусость, но и смекалка и т.п.); образы предметов (весы – правосудие; лук и стрелы – любовь); образы литературных персонажей (Иуда – предательство, Дон-Жуан – переменчивость в любви). Активно используется аллегория в нравоучительной литературе (притчи, басни, сказки) и политической (памфлеты).

7)      Перифраза (иначе перифраз, парафраз, парафраза) состоит в замене однословного наименования лица, реалии, явления описанием его существенных признаков, указанием характерных черт. Вперифразе важна живая связь между заменяемым и заменяющим, поскольку она открывает нечто новое в том, что переименовывается. Перифраза – явление, распространенное в любого рода текстах. Она избавляет от назойливых повторов, устраняет монотонность изложения и часто включает оценку. В перифразе обнажается сам момент соотношения нейтрального наименования и заменяющего его перифрастического. В «Двенадцати стульях» Ильфа и Петрова Воробьянинов именуется то «гигантом мысли», то «отцом русской демократии», то «особой, приближенной к императору», то «светским львом, покорителем женщин»«старым женолюбом», то «предводителем команчей», то «жертвой Титаника», то «охотником за табуретками».Здесь можно увидеть самые разнообразные виды контрастов: между жалким положением Ипполита Матвеевича Воробьянинова и его наименованием «особа, приближенная к императору»; между его ограниченным кругозором и наименованием «гигант мысли». Возникают контрасты и между перифразами: «светский лев» и «старый женолюб» (разная оценка) и даже внутри перифразы («охотник» – «за табуретками»). Обилие перифраз, соотносящихся веерообразно с одним и тем же называемым, и разнообразие отношений между называющими говорит либо о сложности самого описываемого, либо о многообразии точек зрения на него. Перифразы очень активны в художественных и оценочных публицистических текстах. В семантическом плане перифраза, которой свойственны многогранность, подвижность, эмоциональность, может рассматриваться как средство, противоположное аллегории, для которой характерны однозначность, жесткость, логичность. В то же время у них есть общее: они требуют значительного контекста и строятся с использованием других тропов.

Примечание. Особой разновидностью перифразы является эвфемизм, который предполагает уклонение от прямого наименования в силу запрета или сложившихся традиций. Например, использование Гоголем эвфемизма в речи дам города N:Никогда не говорили они: «я высморкалась, я вспотела, я плюнула», а говорили: «я облегчила себе нос, я обошлась посредством носового платка». Ни в коем случае нельзя было сказать, «этот стакан или эта тарелка воняет», и даже нельзя сказать ничего такого, что бы подало намек на это, а говорили вместо того: «этот стакан нехорошо ведет себя» или что-нибудь в этом роде. Этот троп активно используется в современной общественно-политической лексике – заинтересованные круги, из достоверных источников, деструктивные силы (из газет), лица, потенциально имеющие вторую родину (Б. Кенжеев) и т.п.

8)      Если заменяемое и заменяющее находятся в отношениях противоположности, возникает ирония, которая строится на несовместимости общеязыкового и текстового значения слова. Если пожилой человек называется шустрым мальчикомбарка – дредноутомжалкий человек – гофмаршалом (Ильф и Петров), то все эти переименования ироничны. Иронический характер таких переименований может быть понят только в том случае, если известна ситуация: кого или что так называют. Если слово покои употреблено для обозначения боярских палат, перед нами использование устаревшего слова в своей прямой функции, если так называют большую современную квартиру, то это метафора с ярко выраженной оценкой (очень просторная и удобная квартира), если же этим словом называютмаленькую квартирку или комнату без удобств, то это ирония. Например, вот как пишет Б. Кенжеев об иностранном госте в московской баптистской церкви: В заключение его этапировали в приемную, где на вполне приличном английском языке добрейшая Татьяна Ивановна беседовала с гостями по душам. Ироническое слово совмещает сразу два значения: лексическое и контекстуальное, функция иронии– подчеркнуть несовместимость сказанного с реальностью.

9)      Оксюморон (или оксиморон) – троп, заключающийся в соединении слов, называющих взаимоисключающие понятия, например: О, как мучительно тобою счастлив я! (Пушкин); Смотри, ей весело грустить, такой нарядно обнаженной (Ахматова); Чу! Тайный звон... Сверхтайное творится: сейчас неповторимость повторится (Н. Матвеева). Смысловая функция этого тропа – отразить сложность и противоречивость явления, вскрыть его диалектическую сущность. В оксюмороне соединяются как дополняющее одно другое взаимоисключающие понятия. В результате происходит смысловое усложнение и обновление, при этом слова, входящие в оксюморонное словосочетание, сохраняют свои лексические значения. Оксюморон – прием, отражающий глубину и сложность явлений, на первый взгляд кажущихся простыми и однозначными, например: свойственное лакеям аристократическое направление (Герцен); с ужасом восторга (Г. Иванов).

10)  Гипербола и литота – тропы, с помощью которых признак, свойство, качество и т.п. не приписываются объекту или субъекту, обычно им не обладающему, а лишь усиливаются или ослабляются. Если признак усиливается, это – гипербола, если ослабляется – литота. Ср.: Редкая птица долетит до середины Днепра (Гоголь), мальчик в бесконечном сюртуке (Гоголь) –гиперболы, а мужичок с ноготок (Некрасов), мальчик с пальчик, в двух шагах – литоты. Особой разновидностью литоты является утверждение с помощью отрицания: он отвечал неплохо – лучше, чем плохо, но хуже, чем хорошо; у дам города N талии не толще бутылочной шейки, от неосторожного дыхания могли переломиться (Гоголь). Оценки, возникающие в результате использования гиперболы и литоты, чрезвычайно разнообразны: ирония, юмор, сатира, патетика. Гипербола может быть доведена до гротеска – преувеличения до абсурда, например в «Прозаседавшихся» Маяковского.

11)  Каламбур построен на несовместимости понятий, обозначенных тождественно звучащими словами. Все предыдущие тропы строились на обнаружении новых связей между словами и тем, что они обозначают. Этот троп строится на разрыве связей. Каламбур может быть построен на столкновении омонимов, паронимов, разных значений многозначного слова, например: – Не забыла ли ты, душа моя, подорожную? – спросил он прежде всего у дамы. – О, нет, я ничего не забыла. – И сердце, полное любовью, с тобой? – О, вот оно, вот! чувствуешь, как бьется? «Худо уложено, возлюбленная моя! –подумал Дмитрицкий. – В дорогу должно так укладывать все, чтобы не билось» (Вельтман). С помощью каламбура отношения взаимного непонимания приобретают комическую окраску.

12)  Паронимическая аттракция основана на возникновении семантических отношений между разными словами (главным образом разнокорневыми), имеющими сходство в звучании: это неисторический подход, а истерическийпревратности приватности (из газет); Ты жива, ты права, ты отрада моя и отрава, каждый час на земле – это час твоего торжества (Л. Мартынов). Двапохоже звучащих слова, не связанных в языке смысловыми отношениями, будучи синтаксически объединены сочинительной или подчинительной связью, вступают между собой в смысловые отношения. Это либо отношения синонимизации и смежности, либо антонимизации и контраста. Ощутимость паронимической аттракции и ее смысл зависят от степени звукового (и буквенного) совпадения, от синтаксической и текстовой позиции сопрягающихся слов, от предметной соотнесенности обозначаемых.

13)  Звуковой повтор – это повтор звуков (а не букв), не достигший паронимического уровня. Повторяться могут одни и те же или однотипные в каком-либо отношении звуки: гласные согласные, узкие  широкие, мягкие  твердые, звонкие  глухие, шипящие  свистящие  взрывные  губные и т.п. Эти повторы могут быть звукоподражательного исемантического типа; в последнем случае они подчеркивают те смысловые отношения, которые складываются между словами в тексте. Повтор одинаковых или однотипных согласныхполучил название аллитерации, гласных – ассонанса. Например, в стихотворении А. Ахматовой, посвященном Пушкину, есть строчки: И столетие мы лелеем Еле слышный шелест шагов.Вторая строка построена на нагнетании глухих шипящих и свистящих звуков – аллитерация звукоподражательного типа, вызывающая ассоциации с шорохом опавшей листвы. Так возникает образ осени, намеченный в стихотворении только с помощью звукового повтора – образ, семантически значимый в стихотворении о Пушкине. Семантическую функцию ассонанса в свое время раскрыл И.Р. Гальперин в стихотворении А. Блока «Была ты всех ярче...» (Что было любимо, – все мимо, мимо... Впереди – неизвестность пути... Благословенно, неизгладимо, Невозвратимо... прости). Вызывает интересассонанс также в поэме А. Вознесенского «Мастера» (Колокола, гудошники... Звон. Звон... Вам, художники Всех времен!). Интимное, камерное стихотворение Блока строится на узких гласных э, и, а гражданское, публицистическое стихотворение А. Вознесенского требует широких гласных а, о.

14)  Эпитетом называют художественное, образное (а не логическое) определение. Поэтому важно не само по себе определение, а сочетание, которое оно образует со своим определяемым, и в котором открывается какая-то новая сторона. На берег большими шагами он смело и прямо идет, Соратников громко он кличет. И маршалов грозно зовёт (Лермонтов). Здесь большие в сочетании со словом шаги обозначает не просто величину шага (кстати, для данного героя большой по величине шаг и невозможен: Наполеон был невысокого роста), а взволнованность и устремленность героя к поставленной цели. Этому же способствуют и эпитеты, выраженные наречиями смело, прямо, грозно, громко. По характеру смысловых отношений между определением и определяемым эпитет может быть усилительным, например, протяжный вой, зеркальная гладь; уточнительным, например, лихой ямщик; метафорическим, например, ядовитый взгляд, метонимическим, например, где бодрый серп гулял и падал колос (Тютчев) и т. п.

15)  Аллюзия – это ссылка на какой-либо мифологический, литературный, исторический факт, причем без прямого указания на источник. Аллюзию можно рассматривать как скрытое цитирование. Она рассчитана на культурно-исторический опыт субъекта речи и его адресата, сфера ее употребления главным образом художественная речь, тогда как открытое цитирование возможно во всех речевых и текстовых ситуациях. Рассмотрим отрывок из стихотворения А. Тарковского «Снежная ночь в Вене»:

Ты безумна, Изора, безумна и зла,

Ты кому подарила свой перстень с отравой

И за дверью трактирной тихонько ждала:

Моцарт, пей, не тужи, смерть в союзе со славой.

Ах, Изора, глаза у тебя хороши

И черней твоей черной и горькой души.

Имя Изора, название города, в котором происходит действие, ситуация (трактир, отравление), тема славы и смерти – все это вызывает ассоциации с «Моцартом и Сальери» Пушкина. Одновременно происходит развитие, трансформация всех этих образов и тем: у Пушкина Изора – эпизодическое лицо, косвенная соучастница преступления, когда-то подарившая Сальери перстень с отравой, а у Тарковского она образ Судьбы. Пушкинский образ становится точкой отсчета для понимания стихотворения Тарковского.

16)  Символ в «Поэтическом словаре» А. Квятковского определяется как «многозначный предметный образ, объединяющий (связующий) собой разные планы воспроизводимой художником действительности на основе их существенной общности, родственности». В.В. Виноградов отмечал, что символ обладает способностью присоединять к обычным словам психические ассоциации, при этом слова сохраняют свое предметное значение. Другими словами, символ имеет непредметное содержание, связанное с духовными ценностями, выраженное через предмет. Символ создается на основе других тропов и складывается, наполняется содержанием в тексте, а не в словосочетании. Отсюда содержание символа и количественно больше любого тропа, и качественно иное, например, часть описания сада Плюшкина в «Мертвых душах» Гоголя: Старый, обширный, тянувшийся позади дома сад, выходивший за село и потом пропадавший в поле, заросший и заглохлый, казалось, один освежал эту обширную деревню и один был вполне живописен в своем картинном опустении. Зелеными облаками и неправильными трепетолистными куполами лежали на небесном горизонте соединенные вершины разросшихся на свободе дерев. Белый колоссальный ствол березы, лишенный верхушки, отломанной бурею или грозою, подымался из этой зеленой гущи и круглился на воздухе, как правильная мраморная, сверкающая колонна; косой, остроконечный излом его, которым оканчивался он кверху вместо капители, темнел на снежной белизне его, как шапка или черная птица. Хмель, глушивший снизу кусты бузины, рябины и лесного орешника и пробежавший потом по верхушке всего частокола, взбегал наконец вверх и обвивал до половины сломленную березу. Достигнув середины ее, он оттуда свешивался вниз и начинал цеплять вершины других дерев или же висел на воздухе, завязавши кольцами свои тонкие крючья, легко колеблемые ветром.

Необходимо обратить внимание на активизацию в этом небольшом отрывке таких тропов, как сравнения: как колонна; как шапка или черная птица, метафоры: гуща, частокол, обвивал, крючья и др.; метаморфозы: облаками, куполами, кольцами; перифраза: небесный горизонт; олицетворения: пробежавший, взбегал, достигнув; разнообразные эпитеты: зеленые облака,трепетолистные купола и др. При всем обилии и разнообразии тропов обнаруживается закономерность: природа сопоставляется с архитектурой (купола, колонны, капитель) и живописью(живописен, картинный). Сам предмет речи (сад) вряд ли требует такой активизации тропов. Все дело в авторской позиции: реальный русский сад Плюшкина вызывает ассоциации с пейзажами академического направления, изображавшими красоту античных руин, красоту утерянного, дорогого прошлого со слабо пробивающейся, но не угасшей жизнью настоящего (олицетворение). В результате взаимодействия всех тропов создается символ сада – потерянного рая, опирающийся на общелитературный символ сада-рая.

Таким образом, сфера действия тропа простирается от словосочетания до всего текста. В хорошо построенном тексте тропы, взаимодействуя, поддерживая друг друга, передают обширную, не выраженную прямо информацию.

2.      Тропы могут встретиться во всех сферах речевой деятельности, кроме официально-деловой, но основная сфера их функционирования – художественная литература и публицистическая речь. Различия между тропом художественным и публицистическим носят качественный характер: публицистический троп является средством социальной оценки, привлечения внимания адресата, воздействия на него; художественный – раскрытия содержания, дополнительных смысловых приращений.

Публицистические тропы, носящие, по мнению В. Костомарова, «серийно-типизированный характер», получили название штампов, например: народ-труженик, широкий размах, горячая поддержка, заокеанские друзья, светлое будущее, резкая отповедь, бархатная революция, номенклатурная кормушка, парад суверенитетов, война законов, Белый дом. «Заезженными» штампами-сочетаниями стали перифразы, например: корабли пустыни, воздушные ворота, морские ворота, голубая магистраль, черное золото, белое золото и др. Штампы облегчают автору создание текста (готовая образность), а адресату – его адекватное понимание, но они же и обесценивают созданный с их помощью текст, так как в результате частого употребления образность в них нейтрализуется, а смысловое наполнение постепенно выветривается. Штамп плох тем, что употребленный для привлечения внимания адресата к содержанию высказывания и к позиции автора, он, из-за отсутствия в нем индивидуальности, не достигает поставленной цели. Большое количество штампов в тексте свидетельствует о банальности текста (ср. с клише, которое говорит лишь о стандартности ситуации, но не банальности содержания).

Естественно, что в публицистике не все тропы – штампы, как и в художественной литературе не все тропы индивидуальны и неповторимы. В культурной традиции существует определенный набор тематико-семантических групп, соотносящихся с описанием определенных тем, например: группа слов, объединяющая все горящее – пламень, костер, пожар, зарево и др. – с темой любви, творчества, войны; группа слов, обозначающих средство передвижения по воде – челн, корабль, барка, лодка и т.п. – с темой жизненного пути человека; группа слов, обозначающих то, что скрывает солнце – туман, облако, туча – с жизненными трудностями и т.п. Этими рядами автор (и публицист, и писатель) связан, но он может их просто воспроизводить (подражание, эпигонство, штамп), а может обновлять: расширять тематическую группу, создавать образы на пересечении двух или нескольких рядов, пользоваться рядами с разной степенью активности и т.д.

1.      В стремлении к индивидуальности как писателя, так и публициста подстерегает возможность ошибки. Ошибка возникает, когда семантическая функция тропа оказывается на втором плане или вообще игнорируется. Другими словами, критерием различения удачного приема или ошибки является смысловой эффект. Рассмотрим некоторые примеры:

1)      Увеличением зарплаты учителям и врачам ... правительство ловко сняло с огня сковороду нашего бытия, охладив забастовочные страсти (Из газет). Сковорода бытия – оригинальный образ. В мировой культурной традиции есть ряд, изображающий жизнь как сосуд: чаша, фиал, кубок и т.п. Сковорода сюда не вписывается, так как в чашах помещается жидкость, хотя и относится тоже к сосудам, точнее емкостям. Сковорода входит в ряд, связанный с огнем наказания, расплаты: геенна огненная, ад, где черти поджаривают грешников. Если автор этого тропа хотел сказать, что жизнь наша не слаще, чем у грешников в аду, а разница лишь в том, что там наши мучения зависят от черта, а здесь от правительства: хочет – снимет сковороду, хочет – добавит жару, троп можно оценить как удачу. Но в статье речь идет о том, что правительство проявило мягкотелость, что эта прибавка зарплаты – мера, которая лишь усложнит положение тех же учителей и врачей, так как будет способствовать росту инфляции. В таком контексте, где правительство – страдательная сторона, троп явно неуместен.

2)      Мюнхен не станет тем чемоданом, из которого Россия будет черпать деньги (Из газет). Здесь использована нормативная метонимия – Мюнхен вместо решения, принятые на Мюнхенской встрече, но развиваемое далее сравнение с чемоданом не имеет оснований для сопоставления. Также невозможна и метафора черпать, так как она предполагает сопоставление с чем-то жидким, текучим. В другой ситуации эта метафора была бы возможна, если бы речь шла о металлических деньгах, которые кто-то горстями вынимает, например, из бочонка, особенно при лунном свете, и монеты при этом как бы проливаются сквозь пальцы.

3)      Трудно понять смысл следующего тропа: Отношение к заключенным – тоже фасад государства, хотя и задний. Автор, видимо, хотел подчеркнуть важность фасада, но тогда употребление слова фасад и строящийся на нем троп не годятся. Фасад – наружная, лицевая часть здания, часто архитектурно украшенная. Более уместно метафорическое использование слова фасад в значении «нечто внешнее, показное», например: Все эти декларации, заявления, обращения – лишь фасад тех отношений, что сложились между компаньонами.

4)      Еще пример – интервью с Э. Шеварднадзе, в котором говорится о его возвращении в Грузию. Интервью озаглавлено «Эдуард Шеварднадзе: второе пришествие». Сочетание второе пришествиевызывает аллюзию с образом Христа. Второе пришествие наступит, когда Христос со святыми и мучениками возвратится на землю и на земле воцарится добро. Этой аллюзией автор тропа уравнивает Шеварднадзе и Христа (при этом контекст допускает две оценки: ирония по поводу деятельности Шеварднадзе и возвеличивание его), что следует оценить как грубую ошибку морально-этического характера.

5)      Современная публицистическая речь плохо учитывает способность слов и словосочетаний, связанных с сюжетами из Библии, к аллюзии, следствием чего являются языковые ошибки и двусмысленные этические ситуации. Например, сообщение об Алма-атинской встрече одиннадцати высших должностных лиц государств – бывших союзных республик СССР и принятых ими документах дается под заглавием «Одиннадцать апостолов сочиняют Новый Завет». Несоизмеримость предмета речи и аллюзий, вызываемых заглавием, очевидна. Можно ли уравнять Евангелие и временные (которые даже в тексте называются паллиативными) соглашения, подписанные временными и, может быть, даже случайными людьми? Кроме того, словосочетание одиннадцать апостолов соотносится с периодом между предательством Иуды (двенадцать апостолов) и избранием после Вознесения Иисуса Христа двенадцатого апостола по жребию. Указание на одиннадцать апостолов невольно бросает тень на не участвовавших в этой встрече четырех других глав бывших республик СССР: кто-то из них Иуда? В равной мере невозможно и сочетаниесочиняют Новый Завет. Из статьи ясно, что автор с известным скептицизмом относится к принятым документам, что позволяет ему быть ироничным. Однако объект сопоставления (священная книга) отнюдь не должен быть средством извлечения иронии. Вызывающее аллюзию высказывание приходит в противоречие с исходным текстом, приводит к ошибочности его построения и использования.

6)      Очень много ошибок связано с трансформацией в экспрессивных целях устойчивых сочетаний. Следует помнить, что старое, сложившееся, и новое сочетание должны быть сопоставимы. В противном случае мы будем иметь дело если не с языковой, то с этической ошибкой. В качестве примера можно привести трансформацию крылатого выражения, библейского по происхождению, не хлебом единым, например: не сексом единым живут киевляне (Из газет).

↑ Cодержание ↑