49. Сложное синтаксическое целое (Прозаическая строфа)

Орфограммка. Пиши по-русски грамотно!
Проверь свой текст на ошибки и опечатки сейчас

При редактировании текста, наряду с отдельными предложениями и словосочетаниями, особое значение имеют группы тесно связанных между собой самостоятельных предложений. Такая качественно новая единица – сочетание нескольких взаимосвязанных тематически (по смыслу) и синтаксически предложений, служащих для более полного по сравнению с отдельным предложением развития мысли, называется сложным синтаксическим целым (или прозаической строфой). Это определение прозаической строфы дал Г.Я. Солганик в своей книге «Синтаксическая стилистика», по материалам которой написана настоящая глава. Переход от синтаксиса отдельного предложения к синтаксису целого текста имеет важное значение для обширной области стилистики, охватывающей литературное редактирование, основы мастерства журналиста и писателя, перевод, анализ текста, поэтику.

Если не выходить за рамки отдельного предложения, то анализ текста окажется обедненным, трудно будет уловить стилистическое своеобразие произведения. Именно понятие сложного синтаксического целого (прозаической строфы) позволяет восстановить недостающие звенья при переходе от синтаксиса предложения к синтаксису целого текста. С одной стороны, в прозаических строфах обнаруживаются чисто синтаксические черты (средства связи между предложениями), с другой, прозаические строфы имеют прямое отношение к композиции, стилевому и художественному своеобразию произведения.

↑ Cодержание ↑

§214. Функционально-смысловые типы текста в сложном синтаксическом целом

Характер изложения материала в тексте может быть различным, но он всегда логически оправдан повседневной практикой человеческого мышления. Законы формальной логики, определяющие структурные связи между отдельными мыслями, позволяют выделить четыре способа построения сложного синтаксического целого: повествование, описание, рассуждение, определение.

1.      Повествование, или повествовательный текст, содержит рассказ о событиях, которые излагаются в хронологической последовательности. Повествовательные тексты широко представлены на страницах газет (информационный материал, заметка, репортаж, фельетон и т.д.) и в художественной литературе.

При работе над повествовательным текстом необходимо прежде всего установить основные (узловые) события, продолжительность каждого события, последовательность в их изложении, связь между ними. Все второстепенные факты, детали, которые отвлекают внимание читателя от основной темы, необходимо убрать. При выделении главного и второстепенного следует исходить из того, что значение события не всегда определяется его продолжительностью. Пропорциональность частей повествования достигается тем, что больше внимания уделяется наиболее важным по значению или по своим последствиям событиям.

Повествование динамично, в нем преобладают глагол и обстоятельственные слова, т.е. богата синтаксическая группа сказуемого и бедна синтаксическая группа подлежащего. Например: Весной 1921 года, почти в один день, европейские границы РСФСР пересекли войска Петлюры, Тютюнника, Савинкова. Заиграли бандиты на Тамбовщине. Чуть позже других выступил барон Унгерн фонШтернберг. Его войска двинулись через Монголию к границам России. Войска пятой армии Уборевича, подпиравшие на Байкале границы ДВР, повернули жерла пушек в другую сторону, двинувшись навстречуУнгерну. Этого только и ждали в Токио. И вот ночью 26 мая 1921 года во Владивостоке был совершен переворот. Коммунистические организации частью ушли в подполье, частью отступили в сопки. Премьер «нового русского правительства» Спиридон Меркулов три часа стоял на коленях в церкви, вышел оттуда весь просветленный и приступил после этого к формированию кабинета. Брат получил портфель министра иностранных дел и в тот же день вызвал для беседы двух консулов – Японии и Франции (Ю. Семенов).

2.      Описание служит для детального изображения состояний действительности с подробным перечислением ряда одновременно существующих объектов и их признаков (портрет, пейзаж, интерьер, экстерьер и т.п.). Статичность речевой формы подчеркивается однотипностью форм сказуемого. Поскольку описание статично, то оно как бы перебивает повествование, останавливает действие. В описательных текстах господствуют прилагательные и глаголы несовершенного вида.

В некоторых случаях описание строится по определенной схеме. Например, в учебниках географии традиционной является следующая схема описания государства: площадь, географическое положение, очертания, поверхность, климат, растительный и животный мир, население и его хозяйственная деятельность и т.д. Имеются определенные схемы и в научных, научно-популярных публикациях.

В художественной и научной литературе описание занимает чрезвычайно большое место. Описательный текст широко применяется в таких газетных жанрах, как очерк, статья, репортаж, заметка, фельетон и т.д. Например: На юго-западной окраине Вашингтона, там, где шоссе номер 95, ведущее из города на юг, пересекает по двум мостам мутную реку Пото́мак, напротив Арлингтонского кладбища, стоит здание из сероватого железобетона. В нем всего пять этажей, и тем не менее оно подавляет своей массивностью и глыбообразием. Оно представляет собой правильный пятиугольник, пять вписанных один в другой железобетонных пятиугольников соединены, как перемычками, десятью широкими галереями. Пять – по-гречески «пента», пятиугольник – «Пентагон». Именно так и зовется огромное здание на Потомаке – Пентагон (Из газет).

3.      Рассуждение – это такой вид текста, в котором исследуются предметы или явления, раскрываются их признаки, доказываются определенные положения. Оно служит для передачи логического развития мысли, от повествования и описания отличается строгой логической последовательностью. Предложения в рассуждении характеризуются многочисленными следственными и уступительными связями.

Рассуждение наиболее широко распространено в научных текстах, а также в публицистике. Например: Пишущий стихотворение пишет его не потому, что он рассчитывает на посмертную славу (хотя он часто и надеется, что стихотворение его переживет, пусть ненадолго). Пишущий стихотворение пишет его потому, что язык ему подсказывает или просто диктует следующую строчку. Начиная стихотворение, поэт, как правило, не знает, чем оно кончится, и порой оказывается очень удивлен тем, что получилось. Ибо часто получается лучше, чем он предполагал, часто мысль его заходит дальше, чем он рассчитывал. Это и есть момент, когда будущее языка вмешивается в его настоящее... Пишущий стихотворение пишет его прежде всего потому, что стихосложение –колоссальный ускоритель сознания, мышления. Испытав это ускорение единожды, человек уже не в состоянии отказаться от повторения этого опыта, он впадает в зависимость от этого процесса. Человек, находящийся в подобной зависимости от языка, я полагаю, и называется поэтом. (И. Бродский, Нобелевская лекция).

4.      Определение – вид текста, который точно раскрывает содержание понятия, называет его родовые и видовые признаки. Определение должно характеризовать в сжатой и обобщающей форме основное содержание данного термина (понятия, имени). Оно должно быть построено четко, логически последовательно. Определение состоит из четырех элементов: 1) определяемое понятие, т.е. то, что определяется; 2) предикат – то, что говорится об определяемом; 3) родовой признак, т.е. качество, которое присуще ряду родственных предметов или явлений; 4) видовое отличие –качество, характерное только для данного определяемого понятия. Например: Послание  литературное произведениенаписанное в виде обращения к какому-либо лицу или лицам (Л.И. Тимофеев и Н. Венгеров, Краткий словарь литературоведческих терминов). Здесь определяемое понятие – «послание», предикат – «есть» (опущен в настоящем времени), родовой признак – «литературное произведение», который характеризует все виды произведений литературы, и, наконец, видовое отличие, присущее только рассматриваемому виду литературного произведения, – «написанное в виде обращения к какому-либо лицу или лицам».

↑ Cодержание ↑

§215. Способы связи между предложениями в сложном синтаксическом целом

1.      Цепная связь отражает последовательное движение, развитие мысли в связной речи. В большинстве предложений мысль говорящего движется от известного, «данного» к ядру высказывания, к «новому». Но движение, развитие мысли на этом не прекращается и, как правило, не исчерпывается одним предложением. Обычно та часть предшествующего предложения, которая содержала «новое», становится в следующем предложении уже «данным», исходным содержанием, которое, в свою очередь, требует «нового» распространения. Таким образом идет плавное, последовательное развитие мысли. Например: В Аккре раньше всех просыпаются птицы. Они с особой шумливой радостью, колокольчато-звонкими трелями встречают еще нежаркое африканское солнце. Своим экзотическим ярким нарядом пернатые певцы привлекают внимание людей, особенно нас, северян. Этим доверчивым и непугливым пичугам есть где поселиться в столице Ганы. Продуваемая теплыми солеными ветрами Атлантики Аккра окружена буйной тропической растительностью (Из газет). В первом предложении логическим ударением подчеркнуто находящееся в конце главной части слово птицы, которое и является «новым», неизвестной читателю информацией. Во втором предложении исходная информация – они (т.е. птицы), все остальное – «новое». Аналогично движение мысли и в последующих предложениях (пернатые певцы – пичуги, столица Ганы – Аккра).

Синтаксический характер цепной связи выражается в структурной соотнесенности двух предложений. Обычно какой-либо член предшествующего предложения, например дополнение, в последующем предложении становится подлежащим. Такие соотношения членов соединяемых предложений носят устойчивый характер, образуют модели, по которым осуществляется цепная связь между предложениями. Наиболее распространенные структурные виды цепной связи «дополнение  подлежащее», «обстоятельство  подлежащее», «дополнение дополнение», «подлежащее  дополнение», «подлежащее  подлежащее», что и видно в наших примерах. Структурная соотнесенность между предложениями при цепной связи выражается: а) с помощью лексического повтора, т.е. повтора одного и того же слова; б) с помощью местоимений (птицы – они); в) с помощью синонимов (птицы – пернатые певцы – пичуги).

Цепные строфы играют большую роль в связной речи. Строфы с цепными связями составляют основную массу (80–85%) словесной ткани во всех стилях речи. Это самый распространенный, элементарный вид прозаических строф, составляющий как бы основное ядро, нейтральный слой прозаических строф.

2.      Параллельная связь между предложениями в составе строфы заключается также в определенной соотнесенности соединяемых предложений, но имеет иной характер, чем связь цепная.Параллельная связь выражается в одинаковом или сходном построении предложений: предложения однотипны по грамматической структуре, имеют одинаковый порядок слов, члены предложения выражены одинаковыми грамматическими формами и т.д. Например: В самом центре Аккры – яркие, словно подсвеченные, диковинные тропические деревья. На отшибе стоят приземистые, массивные баобабы. Как яркими бабочками, усыпаны цветами гибкие, длинные ветви экзотических кустарников. Желтыми и розовыми огоньками цветут кактусы. В таком зеленом царстве вольготно чувствуют себя пернатые тропические непоседы (Из газет). Предложения этого сложного синтаксического целого имеют сходную грамматическую структуру: они двусоставные, распространенные, полные; в них одинаковый порядок слов, в данном случае, обратный, т.к. состав сказуемого предшествует составу подлежащего, однотипно оформлены однородные определения.

Предложения, соединенные в сложное синтаксическое целое посредством параллельной связи, относительно самостоятельны по содержанию, меньше зависят от контекста, чем при цепной связи. Благодаря синтаксической однотипности могут создавать интересный ритмический рисунок текста, служить основой для многих стилистических фигур (см. §219).

3.      Присоединительная связь – особый способ соединения предложений в строфе, при котором синтаксическая связь между ними осуществляется в первую очередь по смыслу. Присоединение отличается отсутствием структурной соотнесенности между соединяемыми предложениями. Например: О многом в этой статье я не сказал. О родах и видах фельетона, в частности, например, о положительном фельетоне, о фельетоне безадресном, о фельетоне-рассказе. О портрете героя и выборе фамилий в неконкретном фельетоне. Об остроте и смелости действительной и мнимой. О логических мостиках и способах монтажа фактов в фельетоне обзорном. О полемических приемах. О языковых средствах. О стиле и архитектонике фельетона. О чувстве меры. О своеобразии жанра. Но об этом «Журналист» разговор, видимо, продолжит (С. Егоров). В данном сложном синтаксическом целом все предложения присоединяются друг к другу без союзов, за исключением последнего, в начале которого стоит союз но. Вся строфа служит развитию, углублению основной мысли автора, помогает донести эту мысль до читателя с высокой степенью экспрессивности.

В литературный язык данный вид синтаксической связи проник из разговорной речи, поэтому использование его ограничено некоторыми стилями и жанрами. В частности, присоединительная связь невозможна в произведениях официально-делового и научного стилей, которые требуют четких логических и смысловых связей при построении текста.

↑ Cодержание ↑

§216. Структура сложного синтаксического целого

Будучи наиболее крупной синтаксической единицей, с одной стороны, и одновременно минимальной единицей текста, с другой стороны, сложное синтаксическое целое (прозаическая строфа)характеризуется особым построением, композиционно-тематическим членением.

В наиболее общем, «идеальном» виде строфа состоит из зачина (начало мысли), формулирующего тему строфы, средней части (развитие мысли, темы) и концовки, как бы подводящей итог микротеме не только в смысловом, но и в синтаксическом отношении. Оба плана строфы (синтаксический и композиционно-тематический) тесно взаимосвязаны, но не совпадают. Так, зачин (то же относится к средней части и концовке) обычно состоит из одного предложения, но может включать в себя и два, и даже три предложения. Полная характеристика строфы складывается из анализа ее в синтаксическом и композиционно-тематическом планах. Например: Автомобильная поездка по Америке похожа на путешествие через океан, однообразный и величественный. Когда ни выйдешь на палубу, утром ли, вечером ли, в шторм или в штиль, в понедельник или в четверг, – всегда вокруг будет вода, которой нет ни конца ни края. Когда ни выглянешь из окна автомобиля, всегда будет прекрасная гладкая дорога с газолиновыми станциями, туристскими домиками и рекламными плакатами по сторонам. Все это видел уже вчера и позавчера и знаешь, что увидишь то же самое завтра и послезавтра. И обед в штате Огайо будет такой же, какой был вчера, когда проезжали штат Нью-Йорк. Совсем как на пароходе, где перемена широты и долготы не вносит изменений в обеденное меню и распорядок дня пассажиров. В этом последовательном однообразии – колоссальный размах и несметное богатство Соединенных Штатов (И. Ильф, Е. Петров). Первое предложение строфы представляет собой зачин, формулирующий тему; последнее предложение – типичная концовка – вывод. Между ними раскрывающая и углубляющая тему средняя часть.

1.      Важную роль в структуре строфы играет зачин. Синтаксическая специфика зачина связана с оформлением его в виде первого предложения строфы, выражающего начало мысли. Первое предложение начинает сообщение, содержит «новое». Часто используются полные распространенные предложения, начинающиеся с обстоятельства времени или места: В середине зимы 185* года дивизион нашей батареи стоял в отряде в Большой Чесне (Л. Толстой); Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина (Булгаков). Один из способов оформления зачинов в повествовательной речи – препозиция сказуемого: Служил на Кавказе офицером один барин (Л. Толстой). Часто в функции зачина выступает номинативное предложение:Берлин. Последний месяц войны (Из газет.).

Такие «классические» зачины открывают обычно повествование спокойное, обстоятельное. Синтаксическими средствами оформления повествовательных зачинов этого типа служат смысловая полнотапредложения и положение обстоятельства времени или места в начале высказывания.

2.      Синтаксическое строение зачинов многообразно. Но следует отметить устойчивый характер их структуры для текстов различных видов. Вводя новую мысль, зачин во многом определяет ее развитие, определяет стилистику всего следующего за ним текста. Часто в зачинах первое место может занимать обстоятельство места, организующее локальный план дальнейшего повествования. На огромной территории Западно-Сибирской низменности геологи открыли уникальные запасы нефти и газа (Из газет). Иной стилистический эффект имеет вынесение в начало предложения обстоятельства образа действия, меры и степени: это ведет к сильному смысловому выделению, подчеркиванию обстоятельства. Не раз приходилось мне бывать в залах всемирно известного Эрмитажа (Из газет).

Особую роль в организации текста играют модальные зачины, в которых в той или иной степени выражено авторское присутствие, желание установить контакт с читателем, его точка зрения. Такие зачины можно встретить в различных литературных стилях. Например: Теперь попросим у читателя позволения объяснить последние происшествия повести нашей... (Пушкин).Продолжаем подниматься на перевал (Из газет). Известно, что успех экономических преобразований зависит от политической стабильности (Из газет).

3.      Специальные синтаксические средства используются и для оформления концовки строфы. В этой функции широко употребляется союз и в своем заключающем значении. Например: Германн долго не мог опомниться. Он вышел в другую комнату. Денщик его спал на полу; Германн насилу его добудился. Денщик был пьян по обыкновению: от него нельзя было добиться никакого толку. Дверь в сени была отперта. Германн возвратился в свою комнату, засветил свечку и записал свое видение (Пушкин). Последнее предложение состоит из трех однородных сказуемых с союзом и перед последним из них. Союз и перед последним из однородных членов, замыкая их ряд, означает исчерпанность, завершенность не только перечисления, но и всей строфы.

Для синтаксического оформления концовки характерно и использование союза и в присоединительном значении в начале последнего предложения строфы. Кроме того, употребляются союзы а, но, да. Завершать строфу могут также восклицательные или вопросительные предложения, вводные слова, прямая речь и т.д. В любом случае изменяется синтаксический облик концовки по сравнению с предшествующим текстом (иной порядок слов, структура предложения, характер синтаксической связи концовки с предшествующим предложением, модальный план повествования и т.д.). Особое синтаксическое оформление зачинов и концовок позволяет выделять строфы в тексте, синтаксически и стилистически организует речь.

↑ Cодержание ↑

§217. Стилистические приемы использования сложного синтаксического целого

1.      В идеальном виде сложное синтаксическое целое состоит из зачина, средней части и концовки и выделяется в абзац. Но в нестрогих стилях и жанрах (то есть не в официальном и не в научно-академическом) для выражения авторской модальности могут быть использованы различного рода трансформации сложного синтаксического целого. В нем может отсутствовать один или даже два его структурных компонента. Например: ...Барсук взвизгнул и с отчаянным воплем бросился обратно в траву. Он бежал и голосил на весь лес, ломал кусты и плевался от негодования и боли.

На озере и в лесу началось смятение. Без времени заорали испуганные лягушки, всполошились птицы, и у самого берега, как пушечный выстрел, ударила пудовая щука.

Утром мальчик разбудил меня и рассказал, что он сам только что видел, как барсук лечит свой обожженный нос. Я не поверил. (К. Паустовский).

Незаконченность двух первых прозаических строф хорошо ощущается. В первой (о барсуке) это передается глаголами несовершенного вида неограниченного действия (бежал, голосил, плевался), а во второй (о смятении) в лесу – глаголами с зачинательным значением (заорали, всполошились), которые требуют развития действия. Такие открытые прозаические строфы позволяют читателю «дорисовать» события, наполнить текст «скрытым» содержанием.

В других случаях с целью сразу погрузить читателя в ситуацию зачин опускается. Например: А были у него хорошие времена (В. Шукшин) – абсолютное начало рассказа.

Возможны и другие трансформации в структуре сложного синтаксического целого: пропуск средней части, смазанность границ, вклинивание чужеродных компонентов и т.п.

2.      Отношения прозаической строфы с абзацем могут складываться следующим образом: 1) сложное синтаксическое целое равно абзацу; 2) абзац включает несколько сложных синтаксических целых; 3) сложное синтаксическое целое разбивается на абзацы.

Первый тип отношений характерен для информативных текстов. Он особенно необходим для малоподготовленного читателя (учебники для младших школьников). В художественной и публицистической прозе он придает тексту легкость, ясность, прозрачность, в некоторых случаях – динамичность.

Второй тип отношений говорит о необходимости восприятия информации не расчлененно, а в целом. Это характерно для рассуждений о сложных, многомерных связях между людьми, явлениями, событиями или о неразделимых явлениях и событиях. В художественных текстах даются обычно в один абзац «рассказ в рассказе», сны, воспоминания и т.п., чтобы выделить их вставной характер.

Деление сложного синтаксического целого на абзацы (третий тип отношений), отрыв от него какого-либо предложения приводит к тому, что приобретает особую значимость отрываемая часть прозаической строфы. См., например, конец рассказа А.П. Чехова «Архиерей»:

Через месяц был назначен новый викарный архиерей, а о преосвященном Петре уже никто не вспоминал. А потом и совсем забыли. И только старуха, мать покойного, которая живет теперь у зятя-дьякона в глухом уездном городишке, когда выходила под вечер, чтобы встретить свою корову, и сходилась на выгоне с другими женщинами, то начинала рассказывать о детях, о внуках, о том, что у нее был сын архиерей, и при этом говорила робко, боясь, что ей не поверят...

И ей в самом деле не все верили.

Последнее предложение связано с предыдущим очень тесно; более того, оно могло бы быть даже не самостоятельным предложением, а частью предыдущего сложного. Но у Чехова оно не только отделено, оторвано от синтаксически и семантически связанного с ним предыдущего предложения, но и является единственным предложением нового абзаца. Оторванность и автономность в тексте во много раз увеличивают смысловой объем этого предложения по сравнению с тем, что был бы у него в составе абзаца, равного сложному синтаксическому целому.

Деление текста на абзацы определяет и общий тон повествования, и конкретное смысловое и экспрессивное наполнение его отдельных частей. Ср., например, разное деление на абзацы отрывка из повести Марка Твена «Приключения Тома Сойера» в интерпретации разных переводчиков:

...И вот Бекки, проходя мимо учительского стола, стоявшего неподалеку от двери, заметила, что в замке торчит ключ! Можно ли было пропустить такой редкостный случай? Она оглянулась –вокруг ни души. Через минуту она уже держала книгу в руках. Заглавие «Анатомия», сочинение профессора такого-то, ничего ей не объяснило, и она принялась перелистывать книгу. На первой же странице ей попалась красиво нарисованная и раскрашенная фигура голого человека. В эту минуту на страницу упала чья-то тень: в дверях показался Том Сойер и краем глаза глянул на картинку.Бекки торопливо захлопнула книгу, но при этом нечаянно разорвала картинку до середины. Она сунула книгу в ящик, повернула ключ и разрыдалась от стыда и досады (в переводе К. Чуковского).

...И вот, проходя мимо кафедры, стоявшей возле самых дверей, Бекки заметила, что ключ торчит в ящике. Жалко было упустить такую минуту. Она оглянулась и увидела, что никого кругом нет, и в следующее мгновение книга уже была у нее в руках. Заглавие на первой странице – «Анатомия» профессора такого-то – ровно ничего ей не сказало, и она принялась листать книгу. Ей сразу же попалась очень красивая картинка, вся в красках: совсем голый человек.

В это мгновение чья-то тень упала на страницу – на пороге стоял Том Сойер, заглядывая в книжку через ее плечо. Торопясь захлопнуть книгу, Бекки рванула ее к себе и так неудачно, что надорвала страницу до половины. Она бросила книгу в ящик и расплакалась от стыда и досады (в переводе Н. Дарузес, 1953 г.)

Из-за разного деления на абзацы акценты в переводах существенно смещаются. В первом отрывке одна героиня – Бекки, а Том дается в ее восприятии, во втором – два действующих лица. Том дается как самостоятельный герой, он становится виновником случившегося. Выделение второго абзаца и, как следствие, появление второго активного героя драматизируют действие.

↑ Cодержание ↑

§218. Ошибки в построении сложных синтаксических целых

Сложное синтаксическое целое представляет собой единицу текста, поэтому при его построении должны быть учтены две основные характеристики текста: тематичность и связность. Игнорирование этого положения ведет к появлению стилистических ошибок и недочетов.

1.      Смещение плана изложения заключается в том, что, начав писать на одну тему, об одном предмете речи, далее, при построении сложного синтаксического целого (прозаической строфы), автор отклоняется от темы и перескакивает на другую. Например: Лирика... Как трудно дать ей определение! Что означает стихотворение? Пожалуй, никакой другой литературный жанр не обладает такой расплывчатостью дефиниции. Лирику постоянно ставили под вопрос. Сами поэты часто задумываются о смысле и назначении лирики и о том, почему они пишут стихи. Причины оказываются настолько же разными, насколько и сама поэзия. Одни пишут послание, для других «назначение стиха – читатель», третьи признаются, что пишут только для себя, четвертые же непоколебимо верят в воздействие лирики, считая, что она помогает уменьшать зло и увеличивать сумму добра (Из газет). В начале строфы поставлен вопрос: что такое лирика? Начиная с четвертого предложения автор объясняет, почему поэты пишут стихи.

Чтобы исправить такую или подобную ей строфу, автору необходимо определить для себя ту тему (микротему), которую он хочет развивать и довести свою мысль до логического завершения. В той части строфы, где он переходит к другой теме, рекомендуется оформить абзац (красную строку).

2.      Пропуск логических связей между предложениями, входящими в строфу, приводит к отсутствию между ними причинной связи. Например: По Сакмаре, рассекая могучей грудью мутную воду, плыл старый лось. Выбравшись на степной безлюдный берег, он отряхнулся, вскинул гордую голову и чутко повел большими ушами. Не уловив подозрительных шорохов (а лоси, как известно, подслеповаты), неторопливо зашагал к лесополосе (Из газет). Отсутствует связь между тем, что лось не уловил подозрительных шорохов (слух), и тем, что лоси подслеповаты (зрение). Требуется восстановление пропущенного логического звена: ...а лоси, как известно, обладают чутким слухом, компенсирующим их природную подслеповатость.

3.      Неверное абзацное членение текста значительно затрудняет восприятие прозаических строф. Композиционное членение помогает легче воспринимать содержание, правильно расставлять логические акценты, следить за развитием авторской мысли. Приведенный далее текст можно по-разному членить на абзацы в зависимости от выделения прозаических строф. Но без такого членения восприятие его значительно затрудняется. Для Высоцкого нет запретных тем, он безбоязненно, с вызывающей у многих зависть смелостью писал и пел обо всем, что его волновало. Но это свобода, которая обеспечена нравственно точным отношением к предмету или явлению. Лирический герой Высоцкого нравственно значителен и привлекателен еще и потому, что на такого, как он, можно положиться – этот не подведет, с ним не пропадешь. Нравственность обеспечивается мужским характером – феномен, согласитесь, не самый распространенный в наше время. Z Высоцкий не просто фиксирует, передает, отражает драматизм жизни. Он драматичен и сам, по природе своей объективности, индивидуальности, таланта. Все, что он сделал, и все, что у него получилось, – это от непокоя, от не покидавшего его чувства тревоги. Z Драматическое, по словам Пушкина, связано со «страстями и излияниями души человеческой». В полном соответствии с этим точным наблюдением Высоцкий в пору, когда господствовали полушепот, с одной стороны, и эстрадная шумливость – с другой, стал говорить и петь «открытым голосом», страстно, надрывно, иногда переходя на крик. Так, как поют люди у себя дома, в свободной, раскованной, не стесненной строгими правилами обстановке (В. Толстых). Специальным значком Z обозначено абзацное членение текста.

↑ Cодержание ↑